?

Log in

 
Женя
Два эпиграфа:

Даю частные уроки по физике. Опыт работы с дебилами.
(из объявления)

Вам было интересно, и Вы нас хвалили.
(из иванова-петрова)

По интернету ходит байка, автор которой хотел показать разницу между наивными, витающими в облаках демократами и крепко стоящими на земле реалистами республиканцами. Мораль этой байки (под катом) можно выразить ёмкой фразой Табакова из "Механического пианино", - "Чумазый играть не может!" Мне кажется, для преподавателя это убийственный девиз.



Read more...Collapse )
 
 
Женя
24 August 2016 @ 08:47 pm
Сидит итальянка, веселая с виду,
Жует апельсин и глотает обиду.

Семь лет назад ушла Рената Муха.

http://jenya444.livejournal.com/141544.html

http://jenya444.livejournal.com/215644.html
 
 
Женя
24 August 2016 @ 08:12 pm
Лаhав Шани назначен дирижёром Роттердамского филармонического оркестра. Как говорит Норман Лебрехт, "a high risk appointment for a major international orchestra", скажем, с 1995 по 2008 оркестром дирижировал Гергиев, а после него - любимец Ю.А.
Янник Незе-Сеген. Вот Шани в Ванкувере полтора года назад

 
 
Женя
24 August 2016 @ 09:09 am
http://7iskusstv.com/2016/Nomer8/Fromer1.php

Любил острое словцо, хорошую шутку, соленый, но не скабрезный анекдот. Его шутки часто носили характер стихотворных экспромтов. Он даже изобрел новый жанр: – двустишие, в котором первая строка русская, а вторая ивритская. Как-то выдал, печально глядя на пустой фиал за накрытым столом: «Глаза косит, нигмера косит» – т. е. опустела рюмка.
 
 
 
Женя
19 August 2016 @ 11:24 am
В последние годы в научном сообществе набирает силу движение за "open access", то бишь, за то, чтобы научные статьи находились в открытом доступе. В физике стандартная ситуация такова. Журналы серии Physical Review не берут с автора денег за публикацию статей. Но для того, чтобы читать опубликованные там работы, нужна подписка. Подписка идёт через университетские библиотеки, которые платят журналам, что и даёт им возможность не брать денег с авторов. Но научные сотрудники бедных университетов, у которых нет подписки, не могут посмотреть эти статьи, что, конечно, нехорошо. Есть обходные пути: препринты статей можно найти в архивах или на персональных страницах авторов (я, например, выкладываю у себя все свои публикации). В конце концов, можно написать автору, и он наверняка пришлёт тебе свою работу. Но радикальное решение проблемы это дать всем свободный доступ к научным публикациям, и чтобы никто не ушёл обиженным. Возникает, правда, неловкий вопрос, а что с деньгами то. Если статьи находятся в открытом доступе, то библиотеки уже не должны платить журналам. Поэтому журналы немедленно начинают брать деньги с авторов статей. Только что я заполнял форму "Publication Rights" и выбирал из обычного варианта (все права переходят журналу, статья открыта только людям с подпиской) и нового прогрессивного варианта (статья будет в открытом доступе). Всего за 1800 долларов я могу обеспечить другим свободный доступ к моей работе.
 
 
Женя
Сначала об авторе - из Виктора Некрасова:

Нынешнее русское молодое поколение не помнит уже Говарда Фаста. А может, и просто не знает. В Советском Союзе сделано всё, чтоб этот популярный американский писатель, в свое время издававшийся у нас миллионными тиражами, лауреат международной Сталинской премии мира, был забыт, вычеркнут из литературы. Почему? Приведу просто два абзаца из предисловия к русскому (мюнхенскому!) издания "Голого бога":

«В советском «Энциклопедическом словаре» в 1955 году об авторе этой книги — американском писателе Говарде Фасте — написано: «Родился в 1914 г., видный общественный деятель, коммунист. Автор исторической трилогии, посвященной войне за независимость Америки (1775-1783), — «Гражданин Том Пейн» (1943) и других. На материале истории США XIX века написан его роман «Последняя граница» (1941), описывающий зверское истребление индейцев американскими властями. В романе «Дорога свободы» (1944) показана мужественная борьба негритянского народа… В романе «Сайлас Тиберман» (1954) показана судьба честного американского профессора, ставшего борцом против пропаганды войны, организуемой правительственными кругами США. Фаст — смелый борец за мир и демократию, автор боевых статей и очерков по важнейшим вопросам политики и литературы. В 1953 г. Фаст присуждена международная Сталинская премия «За укрепление мира между народами»…

А 30 января 1958 года о том же Говарде Фасте московская «Литературная газета» пишет: «Говард Фаст картинно, в расчете на шумную рекламу… пишет письма, статьи, целые книги, доказывая, что он был слеп, но прозрел… Он прямо заявляет, что не терпит демократию социалистическую и обожает капиталистическую, он отказывается от революционной борьбы, предпочитая ей, да и то робковато, гомеопатические дозы реформизма, он не доверяет социалистической законности…, а сверх всего уснащает платонические разговоры о «братстве» прокисшим соусом национал-шовинизма… Он в бешеном экстазе оплевывает бога, которому только что поклонялся…


А теперь из самой книжки Фаста - про Полевого и Квитко

Read more...Collapse )
 
 
Женя
-- Я вам помогу, - сказал Остап. - Мне приходилось лечить друзей и знакомых по Фрейду. Сон-это пустяки. Главное-это устранить причину сна. Основной причиной является самое существование советской власти. Но в данный момент я устранять ее не могу. У меня просто нет времени. Я, видите ли, турист-спортсмен, сейчас мне надо произвести небольшую починку своего автомобиля, так что разрешите закатить его к вам в сарай. А насчет причины вы не беспокойтесь. Я ее устраню на обратном пути. Дайте только пробег окончить.

Ильф и Петров

Он всё может, он может в Одессе на полчаса остановить советскую власть.

Жванецкий, из полной (устной) версии монолога Утесову.

(на 24.45 вот тут)
 
 
Женя
Жена Капицы о Вавилове:

Вавилов, занимая такой большой пост, как президент Академии наук, должен был идти на какие-то компромиссы. И Вавилову это было всегда не так-то легко, как это всем казалось. Как-то раз, в конце 40-х или начале 50-х, мы получили приглашение приехать поужинать с ними. Мы никогда раньше не бывали у Вавиловых, но мы поехали с Николиной Горы, провели вечер с Сергеем Ивановичем и его женой, и были совершенно потрясены, - мы не могли с Петром Леонидовичем понять, почему он нас пригласил и почему он был так беспредельно откровенен в таких вещах, которые вообще друг другу тогда не говорили. Мы великолепно понимали, и он тоже, что дом прослушивается. И несмотря на это Вавилов был предельно откровенен. Мы с П.Л. никогда до конца не могли понять всего этого.

Тогда мы только почувствовали, что Вавилову очень трудно и тяжело. И мы не были удивлены, что он скоро умер.

В: Ходит такой слух, что вступление его на этот пост было вынужденным, что альтернативой ему был Вышинский, что он закрыл собой амбразуру.

О: Этого я никогда не слышала. Я не знаю, почему он на это пошел, но он на это пошел, и тогда уже надо было как-то и сохранять Академию.

В: Солженицын видит в нем "эталон" советского ученого, у которого убивают брата, а он наслаждается...

О: Нет, он никогда не наслаждался, и, конечно, история с братом была для него ужасной. Мы все это подробно не знаем. Но вот тогда мы были потрясены. Нас было четверо: он с женой и мы, он говорил такие вещи, которые друг другу тогда люди вслух не говорили. И так это осталось загадкой.

Петр Леонидович иногда раздражался на Вавилова, на его компромиссы. Но Вавилов исподтишка много делал Петру Леонидовичу хорошего.
 
 
Женя
06 August 2016 @ 11:53 pm
Я сегодня уеду
далеко-далеко,
в те края, где к обеду
подают молоко.

Где во сне безмятежно
побережья молчат,
лишь на пальмах прибрежных
попугаи кричат.

Это два четверостишия из двух разных стихотворений Бродского. Стихи -

под катомCollapse )