Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

Ванюшенька душенька - любимый был зятёк

 - Я вчера в лесу три ведра грибов собрал для тещи.
 - А вдруг они ядовитые?
 - Что значит вдруг?!

Боксера судят за тяжкое увечье, нанесенное теще.
Судья ему говорит
- Как же вы так, взрослый сильный мужчина и...
- Да понимаете, звонят в дверь, открываю - а там теща.
И что-то говорит, говорит, говорит.
И вдруг смотрю, она слева раскрылась!

Нет лучшего места, чем живой журнал, для обсуждения тещи. Я считаю - мне с ней очень повезло. Во-первых, она всегда приезжает не одна, а с собственноручно засоленной красной рыбкой. А во-вторых, мне кажется, она довольна тем, как удачно вышла замуж ее старшая дочь. То ли дело Наталья Ивановна, будущая теща Пушкина. К потенциальному зятю она относилась с подозрением и недоверием: и денег мало, и на плохом счету у властей. В конце концов, чтобы получить согласие тещи, Пушкин пишет Бенкендорфу! В этом письме вообще много интересного, чины - деньги - цензура - личная жизнь. Привожу его целиком (в переводе с французского;  - отсюда).



Генерал,

С крайним смущением обращаюсь я к власти по совершенно личному обстоятельству, но мое положение и внимание, которое вы до сего времени изволили мне оказывать, меня к тому обязывают.

Я женюсь на м-ль Гончаровой, которую вы, вероятно, видели в Москве. Я получил ее согласие и согласие ее матери; два возражения были мне высказаны при этом: мое имущественное состояние и мое положение относительно правительства. Что касается состояния, то я мог ответить, что оно достаточно благодаря его величеству, который дал мне возможность достойно жить своим трудом. Относительно же моего положения я не мог скрыть, что оно ложно и сомнительно. Я исключен из службы в 1824 году, и это клеймо на мне осталось. Окончив лицей в 1817 году с чином 10-го класса, я так и не получил двух чинов, следуемых мне по праву, так как начальники мои обходили меня при представлениях, я же не считал нужным напоминать о себе. Ныне, несмотря на все мое доброе желание, мне было бы тягостно вернуться на службу. Мне не может подойти подчиненная должность, какую только я могу занять по своему чину. Такая служба отвлекла бы меня от литературных занятий, которые дают мне средства к жизни, и доставила бы мне лишь бесцельные и бесполезные неприятности. Итак, мне нечего об этом и думать. Г-жа Гончарова боится отдать дочь за человека, который имел бы несчастье быть на дурном счету у государя... Счастье мое зависит от одного благосклонного слова того, к кому я и так уже питаю искреннюю и безграничную преданность и благодарность.

Прошу еще об одной милости: в 1826 году я привез в Москву написанную в ссылке трагедию о Годунове. Я послал ее в том виде, как она была, на ваше рассмотрение только для того, чтобы оправдать себя. Государь, соблаговолив прочесть ее, сделал мне несколько замечаний о местах слишком вольных, и я должен признать, что его величество был как нельзя более прав. Его внимание привлекли также два или три места, потому что они, казалось, являлись намеками на события, в то время еще недавние; перечитывая теперь эти места, я сомневаюсь, чтобы их можно было бы истолковать в таком смысле. Все смуты похожи одна на другую. Драматический писатель не может нести ответственности за слова, которые он влагает в уста исторических личностей. Он должен заставить их говорить в соответствии с установленным их характером. Поэтому надлежит обращать внимание лишь на дух, в каком задумано все сочинение, на то впечатление, которое оно должно произвести. Моя трагедия — произведение вполне искреннее, и я по совести не могу вычеркнуть того, что мне представляется существенным. Я умоляю его величество простить мне смелость моих возражений; я понимаю, что такое сопротивление поэта может показаться смешным; но до сих пор я упорно отказывался от всех предложений издателей; я почитал за счастье приносить эту молчаливую жертву высочайшей воле. Но нынешними обстоятельствами я вынужден умолять его величество развязать мне руки и дозволить мне напечатать трагедию в том виде, как я считаю нужным.

Еще раз повторяю, мне очень совестно так долго занимать вас собой. Но ваша снисходительность избаловала меня, и хотя я ничем не мог заслужить благодеяний государя, я все же надеюсь на него и не перестаю в него верить.

С величайшим уважением остаюсь вашего превосходительства нижайший и покорнейший слуга
Александр Пушкин.
16 апреля 1830. Москва.

Покорнейше прошу ваше превосходительство сохранить мое обращение к вам в тайне.




Николай разрешил напечатать «Бориса Годунова» (вышел в свет в декабре 1830 г. с датой издания 1831 г.) под "личную ответственность" Пушкина. Из ответного письма Бенкендорфа от 28 апреля 1830 г.

Что же касается вашего положения по отношению к правительству, то я могу только повторить то, что я говорил вам уже столько раз: я нахожу, что оно вполне согласуется с вашими интересами, в нем не может быть ничего ни фальшивого, ни сомнительного, если, конечно, вы сами не захотите сделать его таковым. Его величество император, с истинно отеческим благоволением к вам, соизволил поручить мне, генералу Бенкендорфу, – не как шефу жандармов, но как человеку, которому он изволит оказывать доверие, – наблюдать за вами и руководствовать вас советами. Никогда никакая полиция не получала приказаний следить за вами. Советы, которые я время от времени давал вам как друг, могли быть вам только полезны, и я надеюсь, что вы убедитесь в этом со временем еще больше. Какие же теневые стороны молено найти в вашем положении в этом отношении?

Письмо Бенкендорфа (хорошо бы найти полный вариант) удовлетворило Н. И. Гончарову, согласие на брак было получено. Ответ Пушкина:

Генерал,

Лишь предстательству вашего превосходительства обязан я новой милостью, дарованной мне государем; благоволите принять выражение моей глубокой признательности. В глубине души я всегда в должной мере ценил благожелательность, смею сказать, чисто отеческую, которую проявлял ко мне его величество; я никогда не истолковывал в дурную сторону внимания, которое вам угодно было всегда мне оказывать; моя просьба была высказана с единственной целью успокоить мать, находившуюся в тревоге и еще более взволнованную клеветой.

Благоволите принять, генерал, выражение моего высокого уважения. Ваш нижайший и покорнейший слуга

Александр Пушкин.
7 мая 1830. Москва.




P.S. Случайно посмотрел на дату.

Бог помочь вам, друзья мои,
В заботах жизни, царской службы,
И на пирах разгульной дружбы,
И в сладких таинствах любви!

Бог помочь вам, друзья мои,
И в бурях, и в житейском горе,
В краю чужом, в пустынном море
И в мрачных пропастях земли!

Update:

http://community.livejournal.com/classic_art_ru/45238.html

Update 2:

catherine_catty  привела полный ответ Бенкендорфа Пушкину.
http://jenya444.livejournal.com/152816.html?thread=1840112#t1840112


Subscribe

  • новости робототехники

    американские полицейские, на машину с которыми наехал электрокар Tesla, подали на автопроизводителя в суд…

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • новости робототехники

    американские полицейские, на машину с которыми наехал электрокар Tesla, подали на автопроизводителя в суд…

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…