April 21st, 2010

osen'

Ко дню рождения Набокова

Любимейшим ее летним удовольствием было хождение по грибы. В оригинале этой книги мне пришлось подчеркнуть само собою понятное для русского читателя отсутствие  гастрономического значения в этом деле. Но, разговаривая с москвичами и другими русскими провинциалами, я заметил, что и они не совсем понимают некоторые тонкости, как например то, что сыроежки или там рыжики, и вообще все низменные агарики с пластиночной бухтармой совершенно игнорировались знатоками, которые брали только классически прочно и округло построенные виды из рода  Boletus, боровики, подберезовики, подосиновики. В дождливую  погоду, особливо в августе, множество этих чудесных растеньиц вылезало в парковых  дебрях, насыщая их тем сырым, сытным запахом -- смесью моховины, прелых листьев и фиалкового перегноя, -- от которого вздрагивают и раздуваются ноздри петербуржца. Но в иные дни приходилось подолгу всматриваться и шарить, покуда не сыщется семейка боровичков в тесных чепчиках или мрамористый "гусар", или болотная форма худосочного белесого березовика.

Вот гад. Как он по москвичам прошелся, а? За сыроежками, значит, ему лень нагибаться. Он, значит, выше этого. Небось, и моховики не брал, паразит. А у нас так было. За первый найденный гриб - кричим ура. За первый моховик или если лисички нашлись - два раза ура. А если нашелся подберёзовик/подосиновик/белый - тут мы кричали громовое троекратное ура. Вот такие детские подмосковные воспоминания. Последний подосиновик я нашел в Чехии лет 8 назад. А вот с подберёзовиками нам повезло в прошлом году.