September 18th, 2013

osen'

(no subject)

"Хроника текущих событий" от 31 июля 1973 г.

"КРАСИН утверждает – в последнее время "демократическое движение" приобрело опасное для государственной власти направление, и государство было вынуждено и вправе защищаться; следует признать поражение "демократического движения". Прекращение всякой оппозиционной деятельности недостаточно для спасения людей от репрессий. Властям необходимы гарантии, и эти гарантии могут быть обеспечены только всеобщим содействием следствию. КРАСИН призывает преодолеть психологический барьер и давать откровенные показания не только о своих действиях, но и о действиях других лиц".

"За миллиард лет до конца света". Первая запись о сюжете повести появилась в рабочем дневнике Стругацких 23 апреля 1973 года. Черновик они начали писать в июне 1974 года, а закончили в ноябре.

- Значит, ты не понял, - произнес вечеровский, разглядывая меня с любопытством. - Гм... А вот захар понял. - Он впервые за вечер достал трубку и кисет и принялся неторопливо набивать трубку. - Странно, что ты не понял... Впрочем, ты был в явно растрепанных чувствах. А между тем посуди сам: человек любит детективы, человек любит посидеть у телевизора, сегодня как раз очередная серия этого убогого фильма... И вдруг он срывается с насиженного места, мчится к совершенно незнакомым людям - для чего? Чтобы пожаловаться на свои головные боли? - Он чиркнул спичкой и принялся раскуривать трубку. Желто-красный огонек заплясал в его сосредоточенно скошенных глазах. Потянуло медвяным дымком. А потом - я ведь его сразу узнал. Точнее не сразу... Он очень сильно переменился. Это ведь был этакий живчик - энергичный, крикливый, ядовитый... Никакого руссоизма, никаких рюмочек. Сначала я его просто пожалел, но когда он принялся рекламировать свое новое мировоззрение, это меня взбесило. Он замолк и занялся исключительно своей трубкой.
Я снова изо всех сил сжался в комок. Вот, значит, как это выглядит. Человека просто расплющило. Он остался жив, но он уже не тот. Вырожденная материя... Вырожденный дух. Не выдержал... Елки-палки, но ведь бывают, наверное, такие давления, что никакой человек не выдержит...
- Значит, ты и снегового осуждаешь? - Спросил я. - Я никого не осуждаю, - возразил вечеровский. - Н-ну... Ты же бесишься вот... По поводу глухова... - Ты меня не понял, - с легким нетерпением сказал вечеровский. - Меня бесит вовсе не выбор глухова. Какое я имею право беситься по поводу выбора, который делает человек, оставшийся один на один, без помощи, без надежды... Меня раздражает поведение глухова после выбора. Повторяю: он стыдится своего выбора и поэтому - только поэтому! - Старается соблазнить других в свою веру. То есть, по сути, усиливает и без того могучую силу. Понимаешь меня?