December 8th, 2014

osen'

работа такая

http://newsru.co.il/israel/08dec2014/fake458.html




Фотография, снятая в 1993 году, спустя три месяца после подписания соглашений Осло, и ставшая за эти годы каноническим символом арабо-израильской дружбы, оказалась постановочной. На этом снимке изображены два обнимающихся мальчика – еврейский в кипе и палестинский в куфие – на фоне Иудейских гор.

Однако, как пишет Наоми Зевелофф в газете "Гаарец", в действительности же оба подростка – израильские евреи, одетые и поставленные в соответствующие позы снимавшим их фотографом.

Эта фотография сотни раз появлялась в интернете, а также была опубликована выходящим в США еврейским журналом "Тикун", фигурировала на сайте правозащитной организации Jerusalem Institute of Justice, на разнообразных американских и еврейских новостных сайтах, в социальной сети Facebook и даже в блоге Джека Корнфилда – самого известного из буддистов Америки.

Однако в отличие от других знаменитых фото – таких как снимок трех израильских солдат на фоне Стены плача в 1967 году или же изображения Ицхака Рабина, пожимающего руку Ясиру Арафату на лужайке перед Белым домом – эта фотография является не документальной, а аллегорической, и лишь визуализирует мечты израильтян о будущем мире.

Фото было сделано в арабской деревне Абу-Тор, расположенной в окрестностях Иерусалима, где с 1949 года идет непрерывная конфронтация между арабами и евреями, и у снятых на фото мальчиков в действительности никогда не было ни одного друга-палестинца. Автор снимка – американский фотожурналист Рикки Розен, которая в течение последних 26 лет освещает арабо-израильский конфликт. Эта фотография была снята по заказу канадского журнала Maclean и приурочена к заключению соглашений Осло. Такую задачу поставил перед Розен артдиректор издания, в деталях обрисовав символическую картинку, которую ему хотелось бы опубликовать. Журналистка обратилась к своему соседу Хаиму Шапиро, репортеру газеты Тhe Jerusalem Post, с просьбой "организовать" ей двух мальчиков, еврейского и арабского. Однако тот сказал, что найти араба, готового позировать для такого фото, нереально, поскольку соплеменники обвинят его в сотрудничестве с врагом. Он предложил вместо этого снять еврейского мальчика восточного происхождения, который будет органично смотреться в куфие <...>


Веим зе лё маспик, как говорил персонаж одного ролика Хамишии Камерит, вот интересная статья про работу журналистов в Израиле, эту ссылку мне прислали по е-мейлу, а потом я дважды видел её во френд-ленте, но вдруг кто не читал.

how-the-media-makes-the-israel-story
osen&#39;

К юбилею Фрейндлих

В своё время Демидова писала, что в отличие от кино, спектакли не остаются в вечности. Забываются никем не записанные постановки, забываются режиссёрские находки, актёрские интонации. Единственное, что остаётся от театрального актёра, единственное, что запоминается, это жесты. Лет пятнадцать, а скорее двадцать назад в Иерусалиме я смотрел "Макбета", Алиса Бруновна играла леди Макбет. Стыдно сказать, но я ничего не помню, совсем ничего. Но последняя жуткая гримаса Фрейндлих до сих пор стоит перед глазами.