February 24th, 2020

osen'

воротишься на родину, ну что ж

В феврале-марте 1972 года за несколько месяцев до отъезда Бродский пишет стихотворение "Одиссей Телемаку". Автор ещё не уехал, но легко вживается в образ, в конце концов с сыном и любимой они давно не вместе и буквально через год в 1973-м он напишет уже с натуры

И восходит в свой номер на борт по трапу
постоялец, несущий в кармане граппу,
совершенный никто, человек в плаще,
потерявший память, отчизну, сына;
по горбу его плачет в лесах осина,
если кто-то плачет о нем вообще.

Ещё одно стихотворение от имени Одиссея - "Итака" - написано спустя двадцать лет (примерно столько же скитался и Одиссей) в 1993 году. В первом стихотворении лирический герой мечтает вернуться, но уже потерял надежду; во втором он представляет себе уже вполне возможное возвращение с горечью и отказывается от него; в ту же реку не войти дважды, с тем краем его уже ничего не связывает. Любопытна перекличка между текстами: "Расти большой, мой Телемак, расти" в 72 и "Твой пацан подрос; он и сам матрос" в 93, "Милый Телемак" 72-го года в 93-м уже "глядит на тебя, точно ты - отброс"; отношения с выросшим сыном не сложились.

Отношение к воде - мировому пространству тоже изменилось. В 72м

мозг
уже сбивается, считая волны,
глаз, засоренный горизонтом, плачет,
и водяное мясо застит слух.

В 93м

залив синевой зрачок, стал твой глаз брезглив:
от куска земли горизонт волна
не забудет, видать, набегая на.

то есть, остров то может и тот, но он уже не желанный, после виденной синевы глаз стал разборчивым и брезливым, набегающая на остров волна горизонт уже не забудет.

Collapse )
osen'

квантово-гендерная запутанность

Я не специалист в этом деле, изложу как умею, пусть старшие товарищи меня поправят. Речь идёт о парадоксе Эйнштейна-Подольского-Розена (статья 1935 года и некие дополнения Эйнштейна в выступлениях и личной переписке), кстати, про Натана Розена был интересный пост в жж, а anna_i в начале девяностых снимала у него квартиру в Хайфе, но не буду отвлекаться.

Представим себе, что мы точно знаем, что суммарный спин двух частиц равен нулю. Но спин каждой из этих частиц нам неизвестен до того, как мы его померили. Более того, это не то, что мы не знаем спин каждой из этих частиц, а до измерений эти спины не определены, спин каждой частицы - это линейная комбинация двух "чистых" состояний, - комбинация состояний "вверх" (плюс один) и "вниз" (минус один). А когда мы проводим измерение, мы получаем один из двух возможных результатов (вверх или вниз). Эйнштейн-Подольский-Розен не были в восторге от такого положения дел, намекая на то, что, может быть, это мы не знаем, какие значения у спинов этих двух частиц, а частицы-то сами знают. ЕПР (и позже Дэвид Бом) предложили такой гипотетический эксперимент - давайте пошлём одну из этих частиц на Марс, а другую на Венеру. И вот на Марсе мы произведём измерение и узнаем спин прилетевшей туда частицы, скажем, "вверх". Немедленно мы узнаем и спин второй частицы на Венере - "вниз".

Сначала казалось, что тут нарушается принцип, согласно которому информация не может распространяться со скоростью большей, чем скорость света. Но вроде как она никуда и не распространяется, второй экспериментатор на Венере так и не знает спин своей частицы и не узнает, пока мужик с Марса не пришлёт ему эсэмэску (ну или он сам произведёт измерение). Тем не менее, ЕПР были недовольны, поскольку есть ощущение некой нелокальности теории. Ведь та вторая частица на Венере была в одном состоянии (линейная комбинация "вверх" и "вниз"), а перешла в другое (чистое) состояние ("вниз"), когда мы померили что-то там на Марсе.

Этот парадокс недавно обсуждался на лекции по квантовой физике в Чикагском университете, где у нас есть надёжные информаторы. Лектор объяснял его с помощью неожиданной аналогии. Согласно классической физике, говорил он, один из индивидуумов в семейной паре - муж, а второй - жена. Но согласно квантовой физике, гендерное состояние этих индивидуумов не определено,

Collapse )