April 10th, 2020

osen'

Татьяна и Розина

по мотивам карантинного просмотра "Севильского цирюльника"

Портал бельканто так описывает начало второго действия оперы "Севильский цирюльник".

Граф Альмавива является в дом д-ра Бартоло в новом обличье - учителя музыки: в черной мантии и профессорской шляпе семнадцатого века. Он говорит, что явился заменить дона Базилио, который заболел, и он настаивает дать урок музыки Розине. Во время урока (во многих современных оперных театрах) ведущее сопрано часто вместо арии - самой разработанной и украшенной богатой колоратурой - вставляет что-нибудь по собственному выбору. Но Россини написал для этого эпизода песню "L'Inutile precauzione" ("Тщетная предосторожность"), что было первоначальным подзаголовком оперы. Д-ру Бартоло не нравится эта "современная музыка", как он ее называет. То ли дело ариетта... И гнусавым голосом поет старомодный сентиментальный романс.

Ну нащёт гнусавого голоса это, положим, перебор. Но тут интересны сразу два момента. Первый - это ещё один пример в мою любимую подборку автоцитат. Второй же момент виден в тексте арии Бартоло

Quando mi sei vicina,
amabile Rosina …
con vezzo verso Rosina
l'aria dicea Giannina,
ma io dico Rosina...
Quando mi sei vicina,
amabile Rosina …

Когда сидишь порою, Розина, ты со мною...
Там, в арии — "Джаннина", но я пою "Розина"...
Когда сидишь порою, Розина, ты со мною,
то сердце торжествует и менуэт танцует...

Отрывка с гениальным Джоном дель Карло я не нашёл, но вот тоже симпатичный вариант этой сцены



Такая вольность в плане смены женских имён известна из "Евгения Онегина".

Collapse )