April 12th, 2021

osen'

на смартфон

В рамках онлайн-кинофестиваля "Дубль два", организуемого кинокритиком Валерием Кичиным, я посмотрел фильм Бориса Гуца "Смерть нам к лицу" (рецензия Долина). Довольно неожиданное кино. Съёмка на смартфон с близкого расстояния, включённая камера при резких поворотах (на экране всё кувырком) - создают впечатление документального кино. Впечатление усиливается от постоянных разговоров с режиссёром и оператором, режиссёра называют по имени, а в конце они даже попадают в кадр, и слышна реплика режиссёра. Четвёртая стена не ломается, её вообще нет, к зрителю герои обращаются с целым рядом монологов. При этом фильм-то игровой, получается живо и достоверно, хотя и есть привкус какого-то реалити-шоу, где герои живут "за стеклом", а зритель подглядывает. Я подглядывал с интересом, несколько моментов были очень трогательными, а в целом смотрится легко, несмотря на тематику. Немедленно после этого я посмотрел и предыдущий фильм Бориса Гуца, - "Фагот", выполненной в той же манере, тоже любопытно, а концовка уже увлекла сильным сюжетом, производит впечатление. Вроде пока со знакомыми не разговариваешь на какие-то темы, всё хорошо, а как начнёшь говорить - ужас берёт. В какой-то подборке иванова-петрова было такое наблюдение. Что у любого персонажа X есть во френдах персонаж Y, ну друг детства, который так бы во френды не попал, но по старому знакомству там оказался. Соответственно у персонажа Y есть во френдах такой же персонаж Z. Так вот этот Z - людоед. https://boris-gouts.livejournal.com/941622.html
osen'

от и до

Набоков был в контрах с Якобсоном, что отчасти показано в "Пнине" и в байке "слон тоже большое животное". А сегодня я узнал симпатичное про самого Якобсона. В 1914 он поступил на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Московского университета, его научным руководителем был филолог Дмитрий Ушаков (создатель того самого толкового словаря). В 1920 в качестве переводчика при Комиссариате иностранных дел Якобсон уехал в Ревель (Таллин), а потом в Прагу в составе миссии Красного Креста (организовывать обмен военнопленных). Через год Якобсон собрался вернуться в Россию, ему давали место в Саратовском университете. Он написал об этом Ушакову. Ушаков прислал открытку с одной фразой "Когда хочется танцевать, надо помнить не только о той печке, от которой танцуешь, но и о той стенке, к которой танцуешь". Якобсон понял и в Россию не вернулся.

Из Европы, правда, выбрался с трудом: в марте 1939 бежал с женой в Данию, в сентябре 1939 - в Норвегию, в 1940 перешел норвежско-шведскую границу и в США перебрался на торговом пароходе в июне 1941. Ещё про общение с Набоковым:

Collapse )