Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:
Прошлым летом в Государственном музее истории ГУЛАГа прошла небольшая выставка скульптур и графики Сидура. На выставке были представлены и фотографии скульптур, авторы фотографий - Эдуард Гладков и Карл Аймермахер.



Подборку фотографий Гладкова из мастерской Сидура можно посмотреть тут

http://classic-art-ru.livejournal.com/311394.html

Письмо Сидура Карлу Аймермахеру

1981, 2 февраля

Дорогой Карлуша!

Это письмо мы практически написали в Алабине, а сейчас перепечатываем на машинке и вносим кое-какие дополнения. В Алабине мы с Юлей создали сами себе что-то вроде рая. Вернее, даже не рай, а “покой”, очень похожий на тот, который дан был Мастеру и Маргарите после их смерти. Представь себе наш маленький домик, засыпанный снегом, почти абсолютная тишина, никакого общения с людьми. В доме тепло, слушаем музыку, а за окном, когда проснешься и отодвинешь шторы, двенадцать синиц, два поползня, сорока, сойка, две белки с огромной энергией поедают то, что мы заготовили для них вечером. Начинают они свою работу с рассвета и кончают с наступлением темноты. Нас почти не боятся. А кроме снабжения кормом наших многочисленных птиц и зверей, к нам приходят еще несколько котов и собак. А кошка, которую ты знаешь по фотографии, живет у нас, почти не выходя из дому все время со дня приезда до дня отъезда. Мы расчищаем дорожки в глубоком снегу, выпавшем за ночь, гуляем, делаем скульптуру, читаем и слушаем радио, которое за городом глушат не так зверски, как в Москве. Короче говоря, полное блаженство. Если бы все время не побаливало сердце и не общее ощущение того, что я довольно сильно сдал в последнее время, а возможно, мне все это кажется и все дело просто в погоде, которая крайне неустойчива и необычна и с каждым годом делается все неустойчивее и необычней. Да и молодая сорокалетняя Юля тоже к моему огромному огорчению стала сдавать. И у нее побаливает сердце, и уже не может она, как бывало раньше, тащить полный рюкзак на спине да еще волочить за собой сумку на колесиках, хотя все-таки тащит, скрипит, но тащит. Да и я тащу, так как деваться нам некуда. Тащу поменьше Юли, но все же такую же сумку на колесиках. И туда тащим и обратно тащим. Откуда что берется для таскания, непонятно. Тем более что Миша, который навещает нас в Алабине, тоже на себе что-нибудь всегда притаскивает. Но, в общем, мы не ропщем и были бы совсем довольны, если бы за время нашего отсутствия в мастерской не произошел очередной грандиозный потоп...

Из Алабина я привез четыре деревянных модели. Три из них — “Девушка из дискотеки”, “Девушка из студенческого хора” и “Девушка из церковного хора” — вместе с двумя предыдущими, о которых я тебе уже писал, “Девушкой из консерватории” и “Дианой” (“Девушкой из мифа”), превратились в цикл из пяти скульптур. Хотя некоторые из них одновременно входят и в другие циклы...

Я написал тебе, что в Алабине мы много слушали радио. Не говоря уж о лишении гражданства Аксенова и Копелева, чего следовало ожидать, нас преследовало ужасное, безрадостное ощущение почти полного возврата к холодной войне...
Subscribe

  • Дачное

    Весь день моросит дождь, и ты лежишь на кровати и читаешь "Необыкновенные приключения экспедиции Барсака".

  • Старый пост о главном

    Живой журнал присылает мне по емейлу ссылки на мои же старые посты. Ну чтобы я лучше помнил своё творчество, перечитывал и восхищался. Сегодня пришёл…

  • Каждый пишет, что он слышит

    Розетт Ламонт: " Иосиф Бродский: поэт в аудитории" «Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Дачное

    Весь день моросит дождь, и ты лежишь на кровати и читаешь "Необыкновенные приключения экспедиции Барсака".

  • Старый пост о главном

    Живой журнал присылает мне по емейлу ссылки на мои же старые посты. Ну чтобы я лучше помнил своё творчество, перечитывал и восхищался. Сегодня пришёл…

  • Каждый пишет, что он слышит

    Розетт Ламонт: " Иосиф Бродский: поэт в аудитории" «Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы…