Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Category:

та-та-та-тааам 2

Ко всем словам у нас одна мелодия:
па-па-ба-па, судьба стучится в дверь.


Михаил Щербаков

http://jenya444.livejournal.com/406083.html

В прошлый четверг мы слушали пятую симфонию Бетховена в исполнении Чикагского симфонического оркестра (Риккардо Мути). И вот уже второй пост навеян этой музыкой :) Ниже три стихотворения Щербакова, написанных с разницей в несколько лет на одну и ту же мелодию. И собственно сами песни.

ТОГДА И ТАМ

Тогда и там, когда и где назначишь,
о небо, ты живыми нас опять,
неужто петь велишь, а ноты спрячешь
меж тех же звёзд, которых не объять?

Начав с нуля в оптические стёкла
обзор высот, как ныне и досель,
не к тайнам ключ, а только меч Дамокла
найдём мы там — опять ужель?

Сегодня пусть осваивать изустно
взаймы ничей нам выпало мотив:
бывало солоно, бывало вкусно,
и мало кто ушёл не заплатив.

Но завтра нас, уставших повторяться,
ты, небо, вновь безмолвием не встреть.
Не дай в твоих потёмках потеряться.
Не дай в лучах твоих сгореть.

О звёздный плен! Тугая ткань паучья!
Когда теням вернёшь ты кровь и плоть,
отбей начальный такт, напой созвучья.
Не все, но часть, не так чтобы, но хоть.

Сыграй сигнал — не быть опять на страже.
Опять мотив, но выше на ступень...
Пусть раньше он подастся нам, чем даже
насущный хлеб на каждый день.

2009

ТАМ ЖЕ, ТОГДА ЖЕ

Рыдай, труба, над морем и прибоем!
Прощальный наш трубя привет волнам,
в кочевье посуху своим ты воем
напутствуй нас. И впредь сопутствуй нам.

Ничья родня, дельфиньи побратимы,
материка достигшие в ладье,
большой землёй теперь должны пройти мы —
и выйти вновь к большой воде.

Вот-вот замрёт музыка брызг и пены,
затмит глаза разлука с синевой.
Но наших странствий ты, труба, напевы
на здешний лад, коль сможешь, перевой.

Весьма всерьёз мы в лес идём медвежий,
где редок луч, ленив и робок звук —
и как бы нет обоих побережий.
Но есть молва о них, о двух.

Молве ли той, туземцу ли в вигваме
морской акцент берёмся мы привить?
Не уставай, труба. Напето нами
обильно впрок. Всего не перевыть.

Вот-вот отряд построится в колонны
для долгих вёрст и трудного труда.
Глаза темны. Движенья экономны.
Ничья родня. Лиха беда.

2011

СЕЙЧАС И ЗДЕСЬ

В конце времён, в похмелье карнавальном,
резвимся мы меж масок и гримас.
Что будет после нас — того не жаль нам.
Ничто иным не будет, чем при нас.

Почём нам знать, грызя орешки с блюдца,
что в свой черёд, ещё до главных блюд,
уже слились (не то вот-вот сольются)
«тогда и там» с «теперь и тут».

Пока в руках штурвалы и поводья.
Пока не наш закон — семь раз отмерь.
Ко всем словам у нас одна мелодия:
па-па-ба-па, судьба стучится в дверь.

Никак невмочь заметить из-под маски,
что дверь снята, пустой дверной косяк —
и мрак вокруг, и надпись по-романски:
входя, оставь надежду всяк.

Валим валом и платим бесшабашно
сезонный взнос — авансом, как в метро.
Кассирам весело, актёрам страшно.
Такой аншлаг — а действие мертво.

Воздета длань, подставлена ланита,
и есть удар, но нет за ним хлопка...
Похоже, что commedia finita.
Пора-пора. Пока-пока.

2012


Subscribe

  • За нашу и вашу победу

    Шёл домой от остановки иерусалимского трамвая. Прошёл угол улицы Бар Кохба и Партизанской.

  • их нравы

    На севере Израиля в долине Хула аисты устраиваются на ночлег на соснах и елях. Видели вблизи, как садился на дерево один такой птеродактиль. Видели,…

  • внимание к деталям

    Штирлиц брёл по улицам тихого немецкого городка. Голос за кадром: "Ничто не выдавало в нём советского разведчика — разве что волочившийся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments