Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:
Алексиевич, из нобелевской лекции:

Всегда меня мучило, что правда не вмещается в одно сердце, в один ум. Что она какая-то раздробленная, ее много, она разная, и рассыпана в мире. У Достоевского есть мысль, что человечество знает о себе больше, гораздо больше, чем оно успело зафиксировать в литературе. Что делаю я? Я собираю повседневность чувств, мыслей, слов. Собираю жизнь своего времени. Меня интересует история души. Быт души. То, что большая история обычно пропускает, к чему она высокомерна. Занимаюсь пропущенной историей. Не раз слышала и сейчас слышу, что это не литература, это документ. А что такое литература сегодня? Кто ответит на этот вопрос? Мы живем быстрее, чем раньше. Содержание рвет форму. Ломает и меняет ее. Все выходит из своих берегов: и музыка, и живопись, и в документе слово вырывается за пределы документа. Нет границ между фактом и вымыслом, одно перетекает в другое. Даже свидетель не беспристрастен. Рассказывая, человек творит, он борется со временем, как скульптор с мрамором. Он – актер и творец.
Subscribe

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Кто ни умрёт, я всех убийца тайный

    И всё, и всё еще в молчанье... Вдруг на ступенях восклицанье: «Парфений, слышишь?.. Крик вдали — То Ивиковы журавли!..» И небо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Кто ни умрёт, я всех убийца тайный

    И всё, и всё еще в молчанье... Вдруг на ступенях восклицанье: «Парфений, слышишь?.. Крик вдали — То Ивиковы журавли!..» И небо…