Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

пейзаж

Дочитал книжку Лосева о Бродском. Книжка очень хорошая, конечно. Основная претензия, пожалуй, следующая. Я полагал, что ко всему прочему я найду там целый ряд замечательных, но неизвестных мне стихов Бродского. Что Лосев скажет - смотрите друзья, какие стихи, а ведь их мало кто знает! Но этого не произошло, просто концепция книжки немного другая.

Из Жолковского

На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Предпоследнюю строку этого стихотворения Бродского, заключающего «Письма римскому другу» (1972), я, не раздумывая, всегда понимал в том смысле, что на скамейке сидит великий энциклопедист Плиний Старший собственной персоной. Такая мне виделась ожившая картинка далекого прошлого.


Я как раз эту строчку так не воспринимал, и мне близок текст Лосева. Книжка осталась лежать на скамейке, жизнь продолжается, а лирического героя уже нет. Текст Лосева под катом, а перед этим два отрывка из Бродского на ту же тему (если есть ещё - покажите)

Я пишу эти строки, сидя на белом стуле
под открытым небом, зимой, в одном
пиджаке, поддав, раздвигая скулы
фразами на родном.
Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней
мелких бликов тусклый зрачок казня
за стремленье запомнить пейзаж, способный
обойтись без меня.

1982

Помни, что люди съезжают с квартиры только когда возник
повод: квартплата подпрыгнула, подпали под сокращение;
просто будущему требуется помещение
без них.

1994




Это мотив «мира без меня». <...> Со знаменитой одой Горация «Письма римскому другу» роднит не только тема быстротечности жизни, но и то, что оба произведения кончаются картиной жизни, продолжающейся за вычетом автора (лирического героя). Сходство подчеркивается и тем, что Бродский, вслед за Горацием, упоминает в концовке кипарис – кладбищенское дерево у римлян. В предварительном наброске этого «посмертного» мотива не было:

Блещет море за черной изгородью пиний,
чье-то судно с ветром борется у мыса,
я в качалке, на коленях – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Кажется, что в окончательном варианте заключительное «письмо» мало отличается от черновика:

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.
Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

1972

На самом деле разница между двумя концовками принципиальная. В окончательном варианте нет «я». Физические свойства мира, покинутого, оставленного (эти слова недаром сталкиваются в одной строке), остались прежними, он по-прежнему динамичен и предлагает себя живому чувственному восприятию: ярко сверкают глянцевитые листья лавра, ткань горяча от солнца, море шумит, парусник борется с ветром, дрозд щебечет. Но нет того, кто мог бы жмуриться от нестерпимого блеска, греться на солнцепеке, слушать шум моря и пение птицы, следить за парусником вдали и дочитать книгу. Кстати сказать, недочитанная книга – это тот же мир в литературном отражении, «Naturalis historia», попытка Плиния Старшего дать энциклопедическое описание всего природного мира.


Subscribe

  • Дачное

    Весь день моросит дождь, и ты лежишь на кровати и читаешь "Необыкновенные приключения экспедиции Барсака".

  • Старый пост о главном

    Живой журнал присылает мне по емейлу ссылки на мои же старые посты. Ну чтобы я лучше помнил своё творчество, перечитывал и восхищался. Сегодня пришёл…

  • Каждый пишет, что он слышит

    Розетт Ламонт: " Иосиф Бродский: поэт в аудитории" «Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Дачное

    Весь день моросит дождь, и ты лежишь на кровати и читаешь "Необыкновенные приключения экспедиции Барсака".

  • Старый пост о главном

    Живой журнал присылает мне по емейлу ссылки на мои же старые посты. Ну чтобы я лучше помнил своё творчество, перечитывал и восхищался. Сегодня пришёл…

  • Каждый пишет, что он слышит

    Розетт Ламонт: " Иосиф Бродский: поэт в аудитории" «Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы…