Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:
По наводке _o_tets_, Пётр Тодоровский

Пока я находился на фронте, в далеком тылу мама по-своему спасала мне жизнь. Когда кончалась пакля, она собиралась в дорогу. Она шла в любую погоду: зимой в лютые морозы, летом под палящим солнцем. За три дня и две ночи, преодолев шестьдесят километров, добиралась к районному центру, главная цель ее похода — железнодорожная станция. Ждала, когда стемнеет, пробиралась к товарным вагонам и вытаскивала из колес теплушек промасленную паклю. С этой добычей рано утром снова в путь: три дня и две ночи обратной дороги в далекую деревушку, где нас, эвакуированных, приютили добрые люди. Из промасленной пакли накручивала маленькие свечи: днем и ночью, круглосуточно горела пакля — светился огонек. Так мама загадала себе: пока светится огонек, бьется мое сердце. Днем прятала огонек подальше от входной двери — кто-нибудь хлопнет дверью, и огонек погаснет, ночью брала его к себе поближе. Спала урывками, боялась проспать момент, когда надо снова менять прогоревшую паклю на промасленную.
Subscribe

  • За нашу и вашу победу

    Шёл домой от остановки иерусалимского трамвая. Прошёл угол улицы Бар Кохба и Партизанской.

  • их нравы

    На севере Израиля в долине Хула аисты устраиваются на ночлег на соснах и елях. Видели вблизи, как садился на дерево один такой птеродактиль. Видели,…

  • внимание к деталям

    Штирлиц брёл по улицам тихого немецкого городка. Голос за кадром: "Ничто не выдавало в нём советского разведчика — разве что волочившийся…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • За нашу и вашу победу

    Шёл домой от остановки иерусалимского трамвая. Прошёл угол улицы Бар Кохба и Партизанской.

  • их нравы

    На севере Израиля в долине Хула аисты устраиваются на ночлег на соснах и елях. Видели вблизи, как садился на дерево один такой птеродактиль. Видели,…

  • внимание к деталям

    Штирлиц брёл по улицам тихого немецкого городка. Голос за кадром: "Ничто не выдавало в нём советского разведчика — разве что волочившийся…