Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

И выкаркивает мне номера

Перед исполнением замечательной песни "Номера", Галич сообщает "физикам", что произведение возникло в качестве лингвистического ("технического") упражнения на тему пэона; "пэон", говорит он, "это двухдольная стопа с трехдольным окончанием".

http://agalich.free.fr/Pesnia_o_telefonakh.mp3

Оставляя сейчас страшно интересную тему творчества, в котором форма опережает содержание, пэон это четырёхсложная стопа с одним ударным и тремя безударными слогами. Соответственно, существует четыре варианта пэона, нас интересует пэон 4 (ударение на последний слог). Слово опять передаётся Галичу, передача "У микрофона Галич" от 21-го октября 1975 года:

<...> Я вам в заключение нашего краткого разговора спою одну песню. Написал я её когда-то, года два тому назад, ещё живя в Москве, на улице Черняховского. Написал я её почти как упражнение, потому что даже в словаре поэтических терминов сказано, что эта поэтическая стопа - пэон четвёртый - встречается в русской поэзии чрезвычайно редко, ею пользовался поэт Иннокентий Анненский. И вот все эти дни я почему-то вспоминаю эту песню. И мне хочется в заключение нашего разговора вам её спеть <...>

Сравнивая традиционный пэон 4 (например, Кушнер):

Одну минуточку, я что хотел спросить:
Легко ли Гофману три имени носить?
О, горевать и уставать за трех людей
Тому, кто Эрнст, и Теодор, и Амадей.

со стихом Галича

Вьюга листья на крыльцо намела,
Глупый ворон прилетел под окно
И выкаркивает мне номера
Телефонов, что умолкли давно.

видно, что у него размер 3-4-3 с ударением на последнем слоге, то есть, некая вариация на пэон 4. Но почему "двухдольная стопа с трехдольным окончанием" я не совсем понимаю. Физики, сказал бы Галич, что с них взять.
Subscribe

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Кто ни умрёт, я всех убийца тайный

    И всё, и всё еще в молчанье... Вдруг на ступенях восклицанье: «Парфений, слышишь?.. Крик вдали — То Ивиковы журавли!..» И небо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments