Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Category:

Выехал в Ростов

Здесь бригадир лежит, умерший в поздних летах.
Вот жребий наш каков!
Живи, живи, умри - и только что в газетах
Осталось: выехал в Ростов.


Шуточная эпитафии И. И. Дмитриева (1803)

Князь Пётр Андреевич Вяземский принимал участие в Бородинском сражении, писал стихи (первые напечатаны в 1808-м), общался с Жуковским и Батюшковым, дружил и переписывался с Пушкиным. У него было восемь детей, и только один сын пережил его. В 70х годах Вяземский опять взялся за перо (ему уже было за 80), создал цикл "Хандра с проблесками". Вот одно из стихотворений цикла, кто помнил в 1876-м эпитафию 1803 года? Иных уж нет, а те далече.

"Такой-то умер". Что ж? Он жил да был и умер.
Да, умер! Вот и всё. Всем жребий нам таков.
Из книги бытия один был вырван нумер.
И в книгу внесено, что "выехал в Ростов".
Мы все попутчики в Ростов. Один поране,
Другой так попоздней, но всем ночлег один:
Есть подорожная у каждого в кармане,
И похороны всем - последствие крестин.
А после? Вот вопрос. Как знать, зачем пришли мы?
Зачем уходим мы? На всем лежит покров,
И думают себе земные пилигримы:
А что-то скажет нам загадочный Ростов?

1876

Под катом два стихотворения Кушнера. Одно про позднего Вяземского (написано примерно через сто лет после цикла "Хандра с проблесками"), а другое - на ту же тему отъезда в Ростов.

* * *

Я написать о Вяземском хотел,
Как мрачно исподлобья он глядел,
Точнее, о его последнем цикле.
Он жить устал, он прозябать хотел.
Друзья уснули, он осиротел;
Те умерли вдали, а те погибли.

С утра надев свой клетчатый халат,
Сидел он в кресле, рифмы невпопад
Дразнить его под занавес являлись.
Он видел: смерть откладывает срок.
Вздыхал над ним злопамятливый бог,
И музы, приходя, его боялись.

Я написать о Вяземском хотел,
О том, как в старом кресле он сидел,
Без сил, задув свечу, на пару с нею.
Какие тени в складках залегли,
Каким поэтом мы пренебрегли,
Забыв его, но чувствую: мрачнею.

В стихах своих он сам к себе жесток,
Сочувствия не ищет, как листок,
Что корчится под снегом, леденея.
Я написать о Вяземском хотел,
Ещё не начал, тут же охладел
Не к Вяземскому, а к самой затее.

Он сам себе забвенье предсказал,
И кажется, что зла себе желал
И медленно сживал себя со свету
В такую тьму, где слова не прочесть.
И шепчет мне: оставим всё как есть.
Оставим всё как есть: как будто нету.

* * *

Мерцанье рощиц и кустов,
Унылых дней и мрачных снов,
Всего труднее на рассвете.
Я встать с постели не готов,
Опять попасться в те же сети
Постылых дел и жалких слов.
Увы, мы в старости в ответе
За безотрадный свой улов.
Теперь одну из всех стихов
Строку держу я на примете:
"Мы все попутчики в Ростов".
В Ростове Вяземский нас встретит.
Subscribe

  • watching prayatna

    Распознаватель голоса записывает текст на английском, оригинал гласит: очень приятно, позитивно. Понятное дело, позитивно, Карлсен пожертвовал…

  • Где я? Девушка, девушка! Где я?

    Приняли мою статью в журнал стат. физики, читаю гранки. Последняя строчка статьи (уже после списка литературы) вписана издательством. Она гласит:…

  • Высокие, высокие отношения

    В Америке летом жарко. Чтобы жарко не было дома, придумали кондиционер. По ряду физических и технических причин кондиционирование происходит…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • watching prayatna

    Распознаватель голоса записывает текст на английском, оригинал гласит: очень приятно, позитивно. Понятное дело, позитивно, Карлсен пожертвовал…

  • Где я? Девушка, девушка! Где я?

    Приняли мою статью в журнал стат. физики, читаю гранки. Последняя строчка статьи (уже после списка литературы) вписана издательством. Она гласит:…

  • Высокие, высокие отношения

    В Америке летом жарко. Чтобы жарко не было дома, придумали кондиционер. По ряду физических и технических причин кондиционирование происходит…