Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

О друг мой Аркадий Николаевич! воскликнул Базаров: об одном прошу тебя: не говори красиво

Когда-то я уже писал о свадьбе дочки товарища Полянского, той самой, которую воспел Довлатов. И воспел он её не без причины, поскольку ходила байка про историю исключения Галича из Союза писателей. Мол, последней каплей послужило гневное письмо члена Политбюро Полянского. Его дочь выходила замуж за актёра Театра на Таганке Ивана Дыховичного. На свадьбу должен был приехать Высоцкий. Но его не было, и тогда молодёжь включила записи Галича. Внезапно вернулся Полянский, послушал и был жутко возмущён. Тонкость в том, что Высоцкий на свадьбу таки приехал, поэтому молодёжь записи Галича не включала, а слушала живого Высоцкого. А донос на Галича в Союз писателей написал другой Полянский, однофамилец - детский писатель. Но Галичу эта байка очень нравилась, и Дыховичному он как-то сказал: "Вань, да, понятно, что всё это ерунда. Но согласись, что ерунда красивая".

Елена Якович снимает совершенно замечательные документальные фильмы. Она прославилась ещё лет двадцать назад серией "Прогулки с Бродским", где Бродский с Рейном гуляли со съёмочной группой по Венеции. Вчера по каналу "Культура" был показан её новый фильм про пианистку Елизавету Леонскую (был у меня один пост). Фильм совершенно замечательный, Леонская рассказывает про Бродского, Олега Кагана (она была его первой женой), Рихтера, свой отъезд в Вену в 1978 году. Съёмочная группа заходит вместе с Леонской в полторы комнаты Бродского на Пестеля, где в пустом помещении стоит пианино, а на стене развешаны фотографии, сделанные в день отъезда Бродского из Советского Союза: кухня, письменный стол, проигрыватель с пластинкой Моцарта, - последняя музыка, которую он слушал дома (*).



Анонсируя этот фильм в фейсбуке, Елена Якович написала эмоциональный текст,

который начинается так:

Во вторник, 16 октября, ровно в полночь, в 00.00 и в пятницу, 19-го в 13.15 "Культура" покажет фильм "Елизавета Леонская. Чем пластинка черней, тем ее доиграть невозможней". Это очень личный для меня фильм. Он начался в 1996 году, когда вдова Бродского Мария передала нам с Лешей Шишовым для фильма "Ниоткуда с любовью. Воспоминание об Иосифе Бродском" съемку поминальной службы в Кафедральном соборе Нью-Йорка. Тогда 8 марта 96-го, на сороковой день, в Соборе Святого Иоанна, где собрались его друзья со всего света, звучали не только стихи Бродского и естественный для храма орган, но и рояль, за которым сидела женщина. Мы не знали тогда, что это Лиза Леонская, прославленная пианистка и его подруга – ей Бродский посвятил стихотворение «Bagatelle» и рождественские стихи 1994 года. Она специально выучила «Рондо» Моцарта для поминальной службы. Пластинку с этой музыкой он слушал в ночь с 3 на 4 июня 1972 года – перед тем, как навсегда покинуть Ленинград и «Возлюбленное отечество». Проводив его в аэропорт, его друг Михаил Мильчик вернулся в «полторы комнаты» и сделал снимок проигрывателя, на котором, кажется, все еще крутится бесконечное рондо. «Чем пластинка черней, тем ее доиграть невозможней».

Тонкость в том, что на панихиде по Бродскому в Нью-Йорке Леонская играла Рондо K511 (в начале фильма есть фрагмент этого исполнения, можно сравнить), а на пластинке совсем другая музыка (Дивертисмент N. 17, K. 334/320b). Впрочем, это всё ерунда (хотя и красивая), смотрите фильм, а я пока поставлю Рондо Моцарта.



(*) Из интервью с автором фотографий:

– На ваших снимках на книжных полках Бродского много англоязычной литературы…

– Иосиф увлекался английской и американской поэзией. Самостоятельно выучил язык, читал, переводил, меня даже старался пристрастить к этому делу. На полке у него стоял портрет любимого им поэта Уистена Одена, с которым он успел встретиться, когда приехал в Вену – вскоре Оден ушёл из жизни. Фотография Роберта Фроста, которого он очень ценил и написал поэму, посвящённую его памяти…

– На другом фото – проигрыватель и долгоиграющая пластинка с «17-м дивертисментом» Моцарта. Музыка на ваших встречах часто звучала?

– Да, Иосиф был большим меломаном. Музыка для него стояла на втором месте по значимости после поэзии. Пластинка Моцарта – последнее, что он слушал перед выездом из страны.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments