Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

Замечательное интервью Даниила Дубова, нового чемпиона мира по быстрым шахматам

http://chess-news.ru/node/25476

Е.СУРОВ: Даниил Дубов, чемпион мира по быстрым шахматам рядом со мной. Это, кстати, ваши первые шаги по Санкт-Петербургу в ранге чемпиона. Что вы сейчас ощущаете? В этот морозец…

Д.ДУБОВ: Морозец ощущаю, да. Значит, жив, значит, всё хорошо. Но ощущения, что небеса разверзлись, как-то нет. Приятно, конечно, но… Просто так сложилось, что я не люблю рапид. Боюсь, что настолько его не люблю, что даже одной такой победы будет мало.

Е.СУРОВ: А почему не любите?

Д.ДУБОВ: Не знаю, какая-то очень сложная игра. Классика – я понимаю, что к ней надо относиться серьёзно, надо готовиться, как-то там хорошо спать, хорошо есть и так далее. Блиц – я много и с большим удовольствием играл в жизни блиц, и знаю по опыту, что это игра такая, что с какой ноги ты встал – с такой ты встал. И, по большому счёту, повлиять ты на это не можешь. Помню, что в Катаре два года назад в блице я занял третье место, а в рапиде сыграл очень плохо. Так вот перед рапидом я режимил, все ночи спал, готовился к партиям, хорошо ел. Сыграл очень плохо, мне всё это надоело, и мы с Максом Матлаковым оба вечера перед блицем ездили в центр города, гуляли по набережной, возвращались примерно в полтретьего ночи, отлично проводили время, примерно в девять вставали на завтрак, - я сыграл лучший турнир в жизни и занял третье место. Поэтому я знаю, что это просто так не работает.

А рапид – какая-то странная игра. В ней есть некоторая логика… Если ты всё сделаешь подчёркнуто по-идиотски, то, скорей всего, твоя стратегия достигнет своей цели и ты сыграешь плохо. С другой стороны, если всё сделаешь по-нормальному, это не гарантирует тебе ничего. Как-то странно. Относиться к рапиду совсем наплевательски? Ну, наплевательски – плохое, наверное, определение, - скажем так, по-любительски. То есть к блицу я отношусь по-любительски. Я вот радуюсь – знаю, что будет чемпионат мира по блицу, я приду, я сыграю, я получу удовольствие, как бы я ни сыграл. Мне действительно наплевать. Ну понятно, что лучше хорошо сыграть… Но я получаю огромное удовольствие. Я вот рассказывал сейчас людям, что мне просто с Магнусом играть на кухне – это огромный кайф. Мне реально в жизни не так много надо, но вот с Магнусом на кухне – это счастье. Так вот, относиться к рапиду совсем по-любительски вроде нельзя, а по-серьёзному не хочется. И я всё время не могу поймать этот ритм.

Е.СУРОВ: Хорошо, вот из этих двух крайностей – по-идиотски и по-нормальному – вы в этот раз к чему ближе?

Д.ДУБОВ: Нет, ну по-идиотски, я говорю, плохое определение, но – по-любительски. Слава богу, меня друзья поддерживали, девушка поддерживала. Но, чтобы вы понимали: сегодня утром я знал, что буду играть с Карлсеном; моя подготовка заключалась в том, что я поспал шесть часов и наметил первый ход. Всё. Никакие там партии не открывал, ни, тем более, файлы, ничего. В целом я так весь турнир и играл – как пойдёт, так пойдёт. Так что из двух крайностей это явно было ближе к раздолбайскому подходу.

Dubov

Е.СУРОВ: Вы до этого говорили, что первые две ночи здесь почти не спали. А почему? Что случилось?

Д.ДУБОВ: Причины приятные.

Е.СУРОВ: Но не для огласки?

Д.ДУБОВ: Ну да. В общем, не плакал в подушку по ночам.

Е.СУРОВ: Вы только что [выйдя к журналистам] сделали довольно громкое заявление по Саудовской Аравии.

Д.ДУБОВ: Да, это мне кажется очень важным.

Е.СУРОВ: В связи с этим сразу несколько вопросов. Вот скажите, нужно ли становиться чемпионом мира, чтобы это озвучить?

Д.ДУБОВ: Мне кажется, что нужно. Мне кажется, у нас довольно мало людей, которые могут просто выйти и честно сказать. И моя проблема всегда в том, что… Говорить я никогда не боялся, но всегда чувствуешь себя немножко идиотом, если говоришь без повода. На мой взгляд, это глупо. Может быть, я так воспитан. В Саудовскую Аравию я просто тихо не поехал. Я всем своим друзьям объяснил, почему не поехал. Я считал, что это позорно. Но просто меня никто не спрашивал. А у меня нет такой уверенности в себе, как у людей, которые постят что-то на фейсбуке, когда их никто не спрашивает. Вот выходить и писать на заборе – это не моё. Получается, чтобы что-то сказать, нужно чтобы кто-то спросил, а в моём случае, как правило, чтобы кто-то спросил, надо где-то хорошо сыграть. Поэтому про Саудовскую Аравию меня никто не спрашивал – я и не говорил. Сейчас у меня есть возможность сказать – я сказал.

Я знаю, что все… вернее, не все – не знаю насчёт конкретно вас, - но многие журналисты не очень любят Бориса Абрамовича [Гельфанда], потому что он довольно редко даёт большие интервью. С другой стороны, мне очень близка его позиция: чтобы тебе реально было что сказать, надо какое-то время помолчать. А если ты, как некоторые наши большие белые надежды, сыграл матч на первенство мира и после этого начинаешь писать на каждом заборе, когда тебя никто не просит, то, по большому счёту, у тебя все интервью одинаковые, и это никому не нужно. Чтобы тебе реально было что сказать, ты должен иногда просто побыть один, подумать.

Точно так же у рок-звёзд. Есть условно Земфира – мне не очень близка её музыка, но я её очень уважаю как личность. При том, что у неё огромное количество концертов, огромная популярность, - максимум одно большое интервью в год. И это всегда интересно.

Е.СУРОВ: Знаете в чём разница? Земфира высказывается в своём творчестве. А у вас в шахматах, наверное, так не получается?

Д.ДУБОВ: А мне кажется, это спорно. На эту тему, кстати, я тоже много дискутировал с людьми. Понимаете, кто-то… То есть понятно уже, о ком мы говорим – Карякин действительно много сделал для популяризации шахмат в России. Я думаю, мы оба не его фанаты, но надо разделять. Во-первых, у меня с ним чисто личные человеческие отношения нормальные, надо отдать ему должное, он выразил мне соболезнования и так далее. То есть в личном общении он абсолютно нормальный. Просто взгляды, видимо, на пиар, на развитие шахмат у нас немножко разные. Но понимаете, так или иначе, можно много говорить и делать миллион ничьих, а можно играть красиво и ничего не говорить. И я не то, что хвастаюсь, но вот у меня ничьих мало. Мне кажется, партии у меня более-менее интересные. Мне приятно думать, что в любой стране мира, какие-нибудь перуанцы, у которых второй разряд, скачают Чесс24, посмотрят партии и подумают: вот, с душой парень играет. На мой взгляд, если ты играешь интересно и твои партии приятно смотреть, это тоже популяризация.

Отвечая на ваш вопрос – для меня это, безусловно, не ремесло. Да, есть люди, которые просто приезжают на турниры и делают свою работу. Причём в этом нет ничего плохого, это просто разные подходы. Но для меня – нет, для меня это самовыражение. Поэтому, кстати, я абсолютно не могу играть в местах, где плохие условия. К примеру, Сатка – я с самого начала там понимал, чем это закончится.

Обратите внимание, кстати – сравните творческий потенциал шахматистов, которые хорошо сыграли на Суперфинале в Питере и хорошо сыграли в Сатке. Не то, что я хочу кого-то обидеть, но понятно, что мне или Яну Непомнящему просто реально тяжело. Я не хочу преуменьшить заслуг Димы Андрейкина, который два раза выиграл Суперфинал, или Мити Яковенко. Просто это скорее не про них, а про нас. Людям, которые играют сравнительно более ярко, тяжело, когда условия плохие, когда просто настроения нет.

Е.СУРОВ: Ещё один важный вопрос. Вы назвали чемпионат мира в Саудовской Аравии позорным. В Санкт-Петербург не приехали несколько украинцев – наверное, они тоже считают проведение этого чемпионата в России позорным. Как, с вашей точки зрения, решать эту проблему ФИДЕ? Где проводить турниры, чтобы ни для кого не было позорным? И где ваша личная грань, за которой начинается неприемлемое?

Д.ДУБОВ: Да, я понял ваш вопрос, я на эту тему много дискутировал. Для меня никакого противоречия нет. Хотя, безусловно, по крымскому вопросу я целиком на стороне Украины. Но противоречия нет, потому что для меня шахматы просто важнее политики. Понимаете, можно говорить про военную агрессию и так далее, но, как ни крути, Россия – это страна с огромными шахматными традициями, и они были и будут. Проведение турнира в России – это именно для шахмат неплохо. Понимаете, есть некий имидж шахмат. Можно по-разному относиться к России...

Е.СУРОВ: К России как к государству.

Д.ДУБОВ: Да. То есть я люблю свою страну, но, безусловно, в последнее время поводов для гордости у нас меньше. Это правда. Но, тем не менее, мне субъективно кажется, что имиджу шахмат не вредит проведение турнира в России. Большинство чемпионов мира по шахматам были из России. Очень много турниров в России, очень много сильных шахматистов из России… То есть в России шахматы, в принципе, на своём месте. А история – она меняется. Просто мы живём в такой период, а для истории это всё ерунда. Ну пройдёт лет двести, ну будет эпизод с Крымом, ну стыдно, да. Но это пройдёт – а традиции останутся. И в этом плане проблемы нет.

А Саудовская Аравия – понимаете, это страна, где спортивных соревнований до этого было проведено примерно ноль. Это страна, в которой… Справедливости ради, тогда уже начали происходить какие-то позитивные изменения, но реально там людям чуть ли не руки отрубали на площади. Это страна, где женщины, по крайней мере, не могут одеться как хотят, не могут спокойно куда-то пойти. Это немножко другое. Для меня это выглядело всё-таки как то, что шахматы немножко продаются. Нам дали огромный призовой фонд. Совершенно очевидно, что если бы был выбор между Саудовской Аравии и Питером при одинаковом призовом фонде, Саудовскую Аравию выбрало бы ноль человек. И мы в некотором роде продаёмся. А вот про Питер я сказать такого не могу. И очевидно, что тот же Накамура приехал сюда не потому, что ему нужны эти деньги, а потому, что он нормально относится к турнирам в России. И в этом плане всё нормально.

Касательно того, что чемпионат в Саудовской Аравии позорный. У меня, к сожалению, есть привычка гиперболизировать, но, в принципе, свою мысль я выразил, мне кажется, довольно точно. Больше всего меня удивляет поведение людей, для которых деньги не так важны. То, что поехали люди с рейтингом 2650-2680, - по-человечески я их понимаю. Огромные деньги; может быть, это был самый большой джек-пот в истории шахмат, и даже просто из финансовых соображений трудно позволить себе пропустить, даже если ты считаешь, что ничего хорошего в этом нет. Но люди, для которых очевидно, что деньги не главное, и которые поехали – вот это для меня странно.

Позицию Магнуса я понимаю – я с ним это обсудил, честно у него об этом спросил. Надо отдать ему должное, он вообще в личном общении очень открытый, прямой и цельный довольно человек. Как я его понял (надеюсь, он не обидится, если я что-то не так скажу), для него важен просто сам чемпионат мира. То есть он не может смириться с фактом, что он не сыграет в чемпионате мира. Ему всё равно где – он будет играть, потому что вот он такой человек. Не может упустить шанс попробовать выиграть чемпионат мира. И в этом я его понимаю. Проводили бы в Сатке – он бы и в Сатку поехал.

Е.СУРОВ: Вообще, если продолжить эту мысль, то в долгосрочной перспективе звание чемпиона мира тоже монетизируется. И тут мы всё равно возвращаемся к финансовой теме…

Д.ДУБОВ: Ну, кем-то монетизируется…

Е.СУРОВ: Но это скорее к Магнусу вопрос.

Д.ДУБОВ: К Магнусу у меня в плане развития шахмат претензий ноль. Я как раз считаю, что он очень много делает. Много делает для шахмат, не забывая про себя. Но всё-таки главный приоритет у него, мне кажется, шахматы. Я с ним лично пообщался, и могу сказать, что он мне как личность очень понравился. Я в принципе редко про кого-то хорошо говорю.

Е.СУРОВ: А пообщались вы с ним, потому что, как сегодня стало известно, помогали ему перед матчем с Каруаной, да?

Д.ДУБОВ: Да-да. Но тут тоже всё связано: помогал я ему просто потому, что у нас завязалось личное общение. По-моему, я рассказывал эту историю в каком-то интервью. Когда был Кубок мира в Тбилиси, мы на тот момент вообще практически не были знакомы. Играли до того одну партию в рапид, одну в блиц, а личного общения было ровно ноль. И вот, он там вылетел рано – во втором или в третьем круге проиграл Бу Сянчжи, а я тогда выиграл – при очень большой доле везения – у Владислава Артемьева. Но суть в том, что в день тай-брейков мы оба были свободные. Они там что-то обедали. С моей стороны это был безудержный оптимизм, мне показалось, что человек шахматы любит. Я к нему просто подошёл… Можете себе представить – чемпион мира, очень амбициозный, который только что вылетел. И я к нему подошёл и говорю – типа, если ты уже отошёл [от поражения], то можем блиц поиграть. Просто незнакомому человеку, чемпиону мира, окружённому свитой. Получил ответ примерно: Yes, sure. Через полчаса мы играли. И мне это очень понравилось. Классно, что чемпион мира – такой человек, который готов играть на кухне. Безусловно, он не возражает, что ему платят миллионы, но если бы не платили, он бы всё равно играл, в этом у меня сомнений нет. А я ему, наверное, понравился тем, что так неожиданно подошёл, мы поиграли и, видимо, остались довольны друг другом. С того момента до работы с ним прошло, естественно, ещё очень много времени. Но я уверен, что не будь той истории – никогда бы я на него не работал. То есть мне бы не предложили.

Е.СУРОВ: Я боюсь, что вы замёрзнете, чувствую себя неловко.

Д.ДУБОВ: Не-не, мне нормально.

Е.СУРОВ: У меня такое ощущение, что вы действительно долго молчали, а сейчас вам есть что сказать. Может быть, вы ещё что-то хотите сказать, о чём я не знаю?

Д.ДУБОВ: Да нет. Это есть такая история – не знаю, насколько правда, но, по-моему, у Сосонко она описана. Фурман так познакомился со своей женой: они вместе были на какой-то – сейчас бы сказали тусовке, в Советском Союзе такого слова не было…

Е.СУРОВ: А раньше бы сказали – на балу.

Д.ДУБОВ: Это был уже не бал, но ещё не тусовка, да, что-то среднее. И он привлёк её внимание тем, что всё время молчал. В какой-то момент она у него спросила, почему вы всё время молчите, на что получила ответ: а вы задавайте вопросы. Поэтому – я не тот человек, который просто выйдет и в фейсбуке напишет. Единственное, могу сказать, что следующее я сделаю. У меня была почему-то мечта всей жизни, мы с друзьями много на эту тему ржали. Какие-то шахматисты мечтают выиграть чемпионат мира, а у меня мечта – она это подразумевала, но конечная цель была другая – я очень хотел написать в соцсетях большими буквами: КОРОНА ЕДЕТ НА ВЫХИНО. Мне казалось, это очень смешно. И это была огромная мотивация.

Е.СУРОВ: А "Корона возвращается в Россию" - немножко не то?

Д.ДУБОВ: Ну, "возвращается в Россию" - это как-то… Россия большая, а вот Выхино… Я просто знаю, что там очень много людей, которые реально будут счастливы. Я там рос, ещё застал времена, когда у детей не было понятия – планшет, а было понятие – двор. И я знаю, что ребята порадуются. Это просто прикольно: кто-то возвращает корону в Россию, а кто-то – на Выхино. По-моему, хорошая шутка.

Е.СУРОВ: Скажите, а если завтра, послезавтра, вернее уже в новом году раздастся звонок и президент Российской шахматной федерации вам скажет: мы договорились, вас приглашают в Кремль на приём к президенту страны…

Д.ДУБОВ: Очень сложный вопрос, буду думать. Честно, не знаю. Как личность я бы скорее не пошёл. Но есть проблема – я понимаю, что для шахмат, в принципе, хорошо чтобы люди ходили. Поэтому идеальный расклад – это если как-то пойти, но при этом не отказываться от своих убеждений. Не знаю, для меня сам факт похода в Кремль… Ну, пригласили – пригласили, - у нас, в конце концов, такая страна, что мы пытаемся сказать, что у нас есть демократия. Вам не нравится Путин, мне он, может быть, тоже не нравится, но если его выбирает большинство… Причём мы как люди понимаем, что – что ни говори, а за Путина действительно большинство, и если мы уважаем демократию, то как-то же мы с этим должны жить. Поэтому, ну хорошо, мы должны уважать выбор своего народа. Ну, если пригласит Путин – ну, я не знаю, значит придётся сходить…

Е.СУРОВ: Я бы поспорил с этим, но, боюсь, тогда мы точно замёрзнем.

Д.ДУБОВ: Это отдельная тема. Тем более, что меня не будет трудно переспорить, потому что в политическом плане, я думаю, мы с вами плюс-минус на одних позициях.

Касательно президента Российской шахматной федерации – я могу сказать, что он уже позвонил и попросил дать как можно больше интервью, справедливо заметив, что для имиджа шахмат это хорошо. Поэтому теперь, несмотря на вашу репутацию в РШФ, я могу дать интервью даже вам. Видите, как хорошо получилось.

Е.СУРОВ: …

Д.ДУБОВ: Нет, ну я, естественно, прикалываюсь, я бы и так с вами поговорил, но это забавно – теперь ко мне не придраться. Сказали дать максимум интервью.

Е.СУРОВ: Не могу не спросить. Всех нас шокировало то, что случилось с вашим дедушкой – он умер, но при загадочных обстоятельствах. Вы не можете сказать, что же всё-таки случилось?

Д.ДУБОВ: Я бы сказал, но, честно говоря, я просто не знаю. Когда я уезжал в Питер, было не совсем понятно. Сейчас этим занимаются мои родители. Мне сказали, что вроде бы объявили прощание…

Е.СУРОВ: Завтра [сегодня, 29-го декабря].

Д.ДУБОВ: Да. И я просто не знаю… Это надо спросить у моего отца. Мне нечего скрывать, но на момент, когда я уезжал, не было толком понятно, что произошло. Было понятно, что из квартиры он вышел примерно ночью, а нашли его утром. И что он делал там довольно много часов на улице… Короче, я не знаю. Наверное, это просто вопрос времени – большой проблемы выяснить нет. Просто когда я уезжал, грубо говоря, у нас был всего день на то, чтобы с нуля начать разбираться. Мы не успели узнать всё.

Е.СУРОВ: Вы сейчас остаётесь на блиц? Не было у вас мысли уехать на прощание?

Д.ДУБОВ: Нет, а я же был в Москве… То есть понятно, что это всё-таки немножко не рационально… По традиции, прощание всегда через несколько дней, и было понятно, что если я еду в Питер, то я на него не попадаю. Я очень благодарен своим родителям, они меня очень поддержали. Когда я только заикнулся о том, что, может, не ехать, мне отец сказал – езжай и ни о чём не думай. Вот это, конечно, важно, - я, к сожалению, редко об этом говорю, но реально родители очень много дали и поддерживают меня страшно. Я сейчас представляю, что там дома происходит…
Subscribe

  • Где я? Девушка, девушка! Где я?

    Приняли мою статью в журнал стат. физики, читаю гранки. Последняя строчка статьи (уже после списка литературы) вписана издательством. Она гласит:…

  • Высокие, высокие отношения

    В Америке летом жарко. Чтобы жарко не было дома, придумали кондиционер. По ряду физических и технических причин кондиционирование происходит…

  • Александра Костенюк

    выиграла Кубок Мира по шахматам. Уже двадцать лет назад она дошла до финала в таком же соревновании, но проиграла его китайской шахматистке и стала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments