Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

А как перевести на русский слово/понятие overqualified?

А то есть замечательная история про Уильяма Лоренса Брэгга, лауреата Нобелевской премии по физике, известного работами по дифракции рентгеновских лучей на кристаллах. После второй мировой войны он работал в Кембридже; у него был дом с садом, и Брэгг очень любил работать в саду. И когда в 1953-м его позвали профессором в Лондон, этой работы в саду ему страшно не хватало. Тогда Брэгг устроился работать садовником (на часть ставки) к одной богатой даме в Челси. Ему удалось проработать так несколько месяцев, пока некий гость этой дамы, выгллянув из окна, не узнал садовника и не спросил у дамы, что, собственно говоря, Брэгг делает в вашем саду? Надо сказать, что Брэгг был не только нобелевским лауреатом, но и сэром, а в те пуританские времена не было принято иметь сэра в качестве садовника. И Брэгга уволили.

Lawrence Bragg and Wife

Брэгг с женой в своём саду в Кембридже, 1951.
Subscribe

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Кто ни умрёт, я всех убийца тайный

    И всё, и всё еще в молчанье... Вдруг на ступенях восклицанье: «Парфений, слышишь?.. Крик вдали — То Ивиковы журавли!..» И небо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments

  • Пикассо в Торонто

    Женщина в банном халате, 1901. Частное собрание, США. Общее ощущение: картины Пикассо голубого периода это не психологические портреты, а…

  • Лето 1927 Иванов и Одоевцева

    провели в Риге и под Ригой в Сосновом (совр. Priedaine) на даче Г. Т. Гейнике. Тогда, видимо, несложно было приехать из Парижа в Ригу и обратно.…

  • Кто ни умрёт, я всех убийца тайный

    И всё, и всё еще в молчанье... Вдруг на ступенях восклицанье: «Парфений, слышишь?.. Крик вдали — То Ивиковы журавли!..» И небо…