Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

Categories:

о кровожадности

Из "Трое в одной лодке"

<...> и приколачивают к каждому дереву огромные доски с предупреждениями. Вид этих досок пробуждает во мне самые дурные инстинкты. Мне хочется сорвать их и до тех пор барабанить ими по голове человека, который их повесил, пока он не умрёт. Потом я его похороню и положу доску ему на могилу вместо надгробного памятника. Я поделился своими чувствами с Харрисом, и Харрис сказал, что с ним дело обстоит ещё хуже. Ему хочется не только убить человека, который велел повесить доску, но перерезать всю его семью, друзей и родственников и потом сжечь его дом. Такая жестокость показалась мне несколько чрезмерной, и я высказал это Харрису. Но Харрис возразил: - "Ничего подобного. Так им и надо. Я ещё спел бы на развалинах куплеты". Меня огорчило, что Харрис настроен так кровожадно. Никогда не следует допускать, чтобы чувство справедливости вырождалось в простую мстительность. Потребовалось много времени, чтобы убедить Харриса принять более христианскую точку зрения, но, наконец, это удалось. Он обещал во всяком случае пощадить друзей и родственников и не петь на развалинах куплетов. <...>

Из хасидских притч Вуди Аллена, дополненных талмудическими толкованиями (сначала притча, потом - толкование).

<...> Некий человек приехал в Хелм, желая задать вопрос рабби Бен Каддишу, святейшему среди раввинов IX века и, возможно, величайшему нуджу (зануда (идиш)) средневековья.
- Рабби, - спросил этот человек, - где я могу обрести покой?
Великий хасид оглядел его со всех сторон и сказал:
- Обернись-ка и посмотри, что у тебя за спиной.
Человек обернулся, а рабби Бен Каддиш как даст ему по затылку подсвечником.
- Ну что, довольно тебе покоя? - усмехнулся рабби, поправляя ермолку.

В этой притче задается глупый вопрос. Причем глуп не только вопрос, но и человек, приехавший в Хелм, чтобы его задать. И дело вовсе не в том, что он жил далеко от Хелма, жил-то он как раз близко, но чего ему, спрашивается, дома не сиделось? И зачем было тревожить рабби Бен Каддиша — или у рабби своих забот не хватало? Сказать по правде, рабби в это время по уши увяз в карточных долгах, да ещё некая мадам Гехт судилась с ним насчет отцовства её ребенка. Впрочем, суть притчи состоит в том, что человек этот не нашел себе лучшего занятия, чем разъезжать по стране и действовать людям на нервы. За это рабби и проломил ему голову, что, согласно Торе, является одним из наиболее тонких способов проявления заботы о ближнем. В другой версии этой притчи разгневанный рабби потом ещё вспрыгнул на распростёртое тело того человека и острым стилом начертал на его носу всю историю Руфи. <...>

P.S. Добавлено



Как-то раз Щербаков перед исполнением "Женской песенки" сказал примерно следующее. Что он хотел сочинить такой нежный-нежный женский романс. Но как он ни старался, как ни менял размер и гармонии, получался марш. Причём с каждым разом всё более воинственный и даже местами кровожадный.

В походных своих забавах,
Среди свободы и диких пчел,
Охотник, в густых дубравах
Провел ты годы и вот пришел.
Большая твоя двустволка
Стоит, прикладом прильнув к стене.
Ждала я тебя так долго,
Теперь ты рядом - и я в огне.

Отсюда как до Китая
До тех неровных твоих дорог,
Как чудо, твои скитанья,
И ты герой в них, о мой стрелок!
Пугая и льва и волка,
Навстречу зверю ты шел, как князь.
Ждала я тебя так долго,
Уж и не верю, что дождалась.

Поленья, пылайте ясно!
Тоска, дорога - все позади.
Мгновенье, ты так прекрасно,
За ради Бога, не проходи!
Смешная, кружусь без толка,
Да ну позволь же припасть к плечу!
Ждала я тебя так долго,
Зато уж больше не отпущу.

Наиболее кровожадные слова в этой песне, как я понимаю, это "не отпущу".



Subscribe

  • Иерусалимский Либерман

    К представленному тут ( https://classic-art-ru.livejournal.com/525846.html) автопортрету Либермана 1913 года добавлю его автопортрет 1920 года, оба…

  • За нашу и вашу победу

    Шёл домой от остановки иерусалимского трамвая. Прошёл угол улицы Бар Кохба и Партизанской.

  • их нравы

    На севере Израиля в долине Хула аисты устраиваются на ночлег на соснах и елях. Видели вблизи, как садился на дерево один такой птеродактиль. Видели,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Иерусалимский Либерман

    К представленному тут ( https://classic-art-ru.livejournal.com/525846.html) автопортрету Либермана 1913 года добавлю его автопортрет 1920 года, оба…

  • За нашу и вашу победу

    Шёл домой от остановки иерусалимского трамвая. Прошёл угол улицы Бар Кохба и Партизанской.

  • их нравы

    На севере Израиля в долине Хула аисты устраиваются на ночлег на соснах и елях. Видели вблизи, как садился на дерево один такой птеродактиль. Видели,…