Женя (jenya444) wrote,
Женя
jenya444

На просторах моей френдленты

  • Аннотации к несуществующим книжкам:
http://test-na-trzvst.livejournal.com/346497.html

Например: Ветер от бабочкиного крыла

Мартин де Соуза - сотрудник лиссабонского подразделения по борьбе с педофилией. Каждый день он выходит в интернет, где изображает двенадцатилетнюю школьницу Диану.  Карлос Феррера - его мадридский коллега. По удивительному совпадению он тоже изображает двенадцатилетнюю школьницу Диану. Однажды "девочки" встречаются в чате, и между ними завязывается оживлённая беседа. Ни Мартин, ни Карлос не подозревают, что по ту сторону экрана - такой же полицейский агент. Встречи в чате повторяются каждый день. Постепенно отношения двух Диан перерастают в нечто большее, чем обычное виртуальное приятельство. Встретятся ли Мартин и Карлос? Сумеют ли сохранить чувство, узнав правду друг о друге? Читайте новый роман Жоаны Пиреш Кошта "Ветер от бабочкиного крыла".
  • Настоящая поэзия:
Игорь Иртеньев.

Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них - идиотки,
Тридцать процентов - набитые дуры.
Сорок процентов из них - психопатки,
В сумме нам это дает девяносто.
Десять процентов имеем в остaтке,
Да и из этих-то выбрать не просто.


Тамара Панферова. Oтвет Иртеньеву

Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.
Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это дает сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.


(Via roman-kr, тут - с переводом на иврит)

и, наконец,
  • Веселые истории из французской жизни:
http://rochele.livejournal.com/144908.html

Оный Иоанн знаменит, в первую очередь, тем, что сначала зарезал королевского брата и собственного кузена Людовика Орлеанского, с которым не сошелся во мнениях по поводу одного места из блаженного Августина ...

http://rochele.livejournal.com/145225.html

Да, а еще эти милые родственнички вовсю упражнялись в геральдическом остроумии: так, когда Людовик Орлеанский завел себе в качестве эмблемы суковатую дубину, в знак того, что он знатно поколотит своего противника, Иоанн немедленно украсился со всех сторон рубанками - мы твою дубину-то пообтешем.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments