Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

osen'

Вы плохо выглядите, Генри

надо больше гулять

Лично я посадил крыжовник, заказанный на ферме ещё осенью. Теперь пытаюсь добыть саженцы берёз и одновременно землю под эти берёзы. У нас тут всё закрыто, но через интернет из соседнего магазина вроде можно заказать. Это о преимуществах совмещения московской квартиры и томилинской дачи в одном месте, скидка "два в одном".
osen'

Что скажу я об Антоныче

https://jenya444.livejournal.com/40235.html

В темное время дня
Мать просила меня:
– Митенька, помоги умереть.

В светлое время дня, оставшись одна,
Мать обращалась к окну, прося у окна:
– Господи, помоги умереть.

Но каждый из нас был в принципах строг,
Ни я не помог, ни Бог.
И мама молча лежала,
Держа на уме слова, запасенные впрок.

Пролежни, мази.
Тазики, склянки, клеенка.
Тряпки, зеленка.
Светлое время дней становилось темней.
Темное время дней становилось трудней.

Кончилось лето.
Дачные кошки котят народили.
Мать почуяла: вот он, срок.
И мать сказала:
– Прощайте, мои дорогие.
Успела сказать слова, запасенные впрок.

2000
osen'

Кондуктор, нажми на тормоза

Готовлюсь к новому учебному году, уже не за горами. 30-го или 31-го школьники уедут с дачи, а первого в наглаженной и отутюженной форме с букетами купленных на станции гладиолусов пойдут в школу. У нас даже три гладиолуса на грядке выросли, школьников, правда, уже не осталось. Да и количество университетов на нашу семью увеличится в полтора раза, запасаемся билетами на пассажирский поезд Энн Арбор-Чикаго.

osen'

О даче Серова в Финляндии

Это тогда она была в Финляндии, а сейчас Зеленогорск под Питером. Но заметка очень интересная, например:

<...> В том же, 1902 г., Серов написал пейзаж "Финская мельница". Он исполнил его с натуры на Черной речке, недалеко от дачи Леонида Андреева. Из пейзажей, созданных в Ино, выделяются "Лошади на взморье" и "Купание лошадей". Летом 1906 г. добрососедские отношения Серова с Андреевым стали и деловыми: Н. П. Рябушинский попросил Серова для своего журнала "Золотое руно" исполнить портрет Леонида Андреева. Художник охотно согласился: он ценил творчество писателя и любил с ним общаться. Андреев жил недалеко, всего в пяти километрах. Серов с детьми, а иногда и с Ольгой Федоровной бывали на Черной речке, как и Андреев в Ино. Когда нужно было возвращаться назад, Леонид Николаевич снаряжал лодку с мотором (тогда это была редкость) и довозил Серова почти до их дачи. Просьбу Рябушинского инспирировал сам писатель, который соглашался позировать при условии "быть нарисованным только" Серовым. "В живописи люблю, – признавался Андреев, – больше всех Белкина. Потом люблю Серова, он самый благородный художник, Бенуа – он наиболее умный и тонкий".

Художника и писателя объединяла духовная близость: заботы и страдания одного были, в сущности, заботами и страданиями другого. Поэтому портрет и оказался столь глубоким, что Серов писал не только Андреева, но и себя. Через год у Андреева родился сын; его назвали в честь Серова Валентином, а в семье звали Тинчиком. Интересно сравнить работу Серова с портретом Леонида Андреева кисти Репина, исполненного чуть раньше. <...>


Правда, с детьми автор заметки что-то напутал (возможно, он хотел сказать "через год после смерти Серова", но это ещё нескоро), как и со страданиями: страдания были разными. Что касается сравнения Серова с Репиным, - мне тоже было интересно:

https://classic-art-ru.livejournal.com/176063.html
osen&#39;

тридцать лет спустя II

В 1987 году журнал "Огонёк" замыслил провести беседу с поэтами шестидесятниками под названием "тридцать лет спустя". Не все согласились и не сразу выбрали место, но в результате Евтушенко, Вознесенский, Рождественский и Окуджава собрались в Переделкино на даче у Евтушенко. Интервью проводил журналист Феликс Медведев. На обложке номера "Огонька" появилась вот такая фотография:

ogonyok

С тех прошло ещё тридцать лет. Ниже подборка других фотографий Дмитрия Бальтерманца с той встречи.

Collapse )
osen&#39;

это сказал Райкин

У Жванецкого есть миниатюра, посвящённая Райкину. Она называется так: "поздравление, которое могло бы быть зачитано на юбилее Райкина". Райкину справляли 70 лет в зале "Россия", Жванецкого пригласили. Но, когда он приехал, он сразу почувствовал неладное: возле зала был подозрительно хорошо расчищен снег. И, как говорит Жванецкий, меня, конечно, не пустили - ждали Брежнева. В отличие от Russian time, отряд не заметил потери бойца, но потомки оценили.

«В греческом зале, в греческом зале…», «Огородами, огородами и ушёл к Котовскому», «Авас, доцент тупой», «Пусть всё будет, но пусть чего-то не хватает» — это сказал Райкин. Не нравится — ещё выпей, но не царапай ногтем свою фамилию на этом постаменте. Послушай овацию, посмотри, как впервые в стране зал встаёт, и подтверди с грустью: «Если меня в тихом месте прислонить к тёплой стенке» — это сказал Райкин».

osen&#39;

над вымыслом слезами обольюсь

Я сижу у окна. За окном осина.
И. Бродский

помогите найти ритм
http://jenya444.livejournal.com/415882.html

она грустит не об Андрюше как таковом, а о самом моменте, когда всё ещё в будущем, и все варианты ещё могли реализоваться, а нереализовавшиеся варианты почему-то многим милее реализовавшихся, самим фактом своей упущенности
http://sumka-mumi-mamy.livejournal.com/257116.html

воспоминаний тёплые блики
бережно блёстки эти хранишь
дача, веранда. где ты, аманда?
время обратно не воротишь

как бы сложилось, кто ж теперь скажет
может была бы взрослая дочь
лампа погасла, ну и прекрасно
северный ветер, южная ночь
osen&#39;

Поверить алгеброй гармонию

 Бывает, что вдруг наткнешься в ленте на до боли похожие даже не воспоминания, а мгновенные картинки - эмоции и думаешь - дадада! Все именно так и было. И хочется сразу поделиться своими мелкими и дорогими обрывками – кусочками из прошлых жизней, «блестками памяти». Вот я прыгаю с кочки на кочку в лесу и ползаю на четвереньках по каждой кочке, собирая красивые молоденькие подберезовики, а вот уже другой я в резиновых сапогах и теплой куртке собираю маслята-моховики под мелким зимним дождем в Иерусалимском лесу. Вот куст сирени на нашей даче, а вот другой куст в ботаническом саду в Иерусалиме, куда я приходил каждый год, и где был небольшой «среднерусский» уголок с кустами сирени и (не смейтесь) молоденькими березками. Вот буханка черного круглого забыл уже, по сколько копеек; я покупал четверть черного в булочной на Фортунатовской по дороге из школы и съедал, не дойдя до дома. А вот пекарня на улице Аза, куда я всегда заходил после стрижки и где оказался такой же черный хлеб, и я брал целую буханку, ехал в университет и обсуждал физику с приятелем на тамошней кухне (что может быть важнее кухни в университете?), после чего до дома доносилась только половина купленного. Вот я переплываю Пехорку, небольшую речку с сильным течением, так что мой дед каждые выходные плыл минут тридцать против течения кролем, оставаясь на том же самом месте. А вот я пересекаю на байдарке Гуронский залив боком к приличной волне, нас захлестывает, а сын спит под двумя куртками. А вот ночью я слышу гудок поезда, идущего из Детройта в Чикаго, и сразу вижу себя маленького на кушетки у печки на даче, засыпающего под дальние гудки проходящих электричек. 




А тут вычитал в книжке Гениса:

Да и вообще, ностальгия - болезнь барская. Откуда ей у нас взяться? Тут я, как Базаров, верю скорее телу, чем душе. Мне кажется, что родина - понятие физическое, плотское. Результат метаболизма, она формируется в клетках организма из съеденных в отечестве атомов. Мы питаемся родиной, ею дышим, поэтому она становится нами. Как мышьяк, родина оседает в тканях организма, обрекая на чувство физической привязанности к определенной широте, долготе и климатическому поясу. Любовь к родине - это рефлекс, физиологическое узнавание, резонанс внешней природы с той, которая растворена внутри нас.... От чужбины родину отличает не язык и нравы, а набор аминокислот в грядке, угол, под которым падает солнечный луч, сотня-другая молекул, придающих воздуху неощутимый, неописуемый, но и незабываемый аромат детства....

И что, жизнь - это особое существование белковых тел? И можно поверить алгеброй гармонию? Не верю.


 
osen&#39;

Куда уходит детство...

Я иногда завидую моим детям. Сколько они всего посмотрели, сколько они всего попробовали в своем довольно нежном возрасте! Они летали в самолетах и ходили на концерты. Они говорят на двух языках (только второй все время меняется). Они купались в Красном море, залезали на горы в Эйн Геди, катались на горных лыжах на Хермоне и сплавлялись на плотах по Иордану. Они отдыхали на озерах в Чехии и с честью выдержали однодневный марш бросок на велосипедах по лесу вокруг озера (особенно уверенно чувствовал себя сын, спавший в детском креслице на папином велосипеде). Они сплавлялись на байдарках по канадской реке и пересекали залив озера Гурон боком к волне. Но у них в жизни не было одной исключительно важной вещи - у них не было дачи.

Я еще соберусь написать про детство на даче в Томилино. И про первое свое стихотворение
Томилино, Красково
Малаховка, Удельная, Быково

А пока два щемящих отрывка: 

buroba
У нас все в снегу и вот едешь вечером по дороге, вокруг лес темный, и так хочется свернуть на знакомую зимнюю дорожку, зайти в маленький деревянный дом, где печка, валенки, запах лыжной смолы, а наутро в электричку и в Москву.
 
 terra__

Всё - другое. Но когда пару раз за лето я еду в гости к своей подруге в Кратово, сердце замирает, выпрыгивая вместо меня на платформу, где помню себя стоящей крошкой... И кляну себя каждый раз: отчего не вышла?...- ведь если пойти по той дороге, по кот. можно идти с закрытыми глазами, сворачивая то налево, то направо --- придёшь к зелёной калитке, просунешь руку в потаенную дырочку, отомкнёшь невидимую щеколду и... по тропинке - к крылечку, и через сломанную ступеньку - на террасу, а там - мама готовит котлеты на ужин, а папа посуду моет в тазике...
А я опять не выхожу...


 
И песня Вероники Долиной
 
Никуда отсюда не деться!
Время мчится как лихой всадник.
Я тоскую о тебе, детство,
Как тоскует о тебе всякий....