Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

osen'

Наг, Нагайна и Нагини

Супружеская чета из рассказа Киплинга и лучший друг Волдеморта происходят от слова "кобра" на санскрите и от мифического существа полукобра-получеловек. Есть версия, что это слово является однокоренным с общеславянским словом нагой, в смысле без шерсти. Как зловеще смотрятся теперь строчки Городницкого "Как высока грудь ее нагая, как нага высокая нога!".

Под нежным шелком, сквозь дым фасона,
Свиваясь в кольца, как напоказ,
Блистает туловище дракона!
Но этот блеск не для третьих глаз.
osen'

Спляшем, Пэгги, шотландский оригинал

Песня Берковского про Пэгги из шотландской поэзии в переводе/обработке Токмаковой ушла в народ, её часто исполняли Никитины и сам Берковский. Основных куплетов три, но народом придумано ещё много (и в основном не особо удачно). Из мало известных, но милых куплетов, был такой, придуманный в конце 80х

У Пэгги жил учёный кит,
Он за ночь выучил иврит.
Ах до чего же прост иврит,
Спляшем, Пэгги, спляшем!

После длительных поисков мне удалось найти шотландский оригинал.

Collapse )
osen'

он сказал поехали



Видео взлёта насекомых в замедленной съёмке (3200 кадров в секунду). Какая аэродинамика!

P.S.

00:00​ - weevils
01:44​ - katydids
03:02​ - bark lice
04:00​ - march fly
04:59​ - assassin bug
06:02​ - katydid
osen'

И предсмертное круженье насекомых и ворон

— Они пишут слова, которые ничего не означают, — и, ах! — какие они красивые! — говорил Олейников. <...> Издевательское словоупотребление Олейникова, его образы, выпадающие из своих стилистических рядов, его искривленные языковые маски (среди них маска вульгарного эстета) — все это реализация борьбы с системой бутафорских значений, литературной «тары» для уже несуществующих ценностей. Олейников хотел окончательно забить вход в мир символизма, еще живший в своих производных. Для этого особенно пригодился галантерейный язык.

Послание артистке одного из театров

Без одежды и в одежде
Я вчера Вас увидал,
Ощущая то, что прежде
Никогда не ощущал.

Над системой кровеносной,
Разветвленной, словно куст,
Воробьев молниеносней
Пронеслася стая чувств

Нет сомнения — не злоба,
Отравляющая кровь,
А несчастная, до гроба
Нерушимая любовь.

И еще другие чувства,
Этим чувствам имя — страсть!
— Лиза! Деятель искусства!
Разрешите к Вам припасть!

Олейников, 1932.
osen&#39;

В гостях у Голышева, зима 1972 года

В гостях у физика и переводчика Виктора Голышева в его московской квартире на Тишинской площади, зима 1972 года. Тот, кого нет на фотографии - как правило снимает. Действующие лица: Сам Голышев (обычно курит), Лидия Григорьевна Малли (мачеха Голышева), Наталия Сухаревич (жена Голышева), Андрей Сергеев (поэт и переводчик поэзии с английского языка), Маша Слоним (журналистка и радиоведущая, после отъезда успела даже поработать в издательстве Ардис в Энн Арборе). А вот Ю.А. недовольна, когда я одно и то же снимаю по многу раз.

Это был предпоследний московский приезд Бродского, последний визит на Тишинку был в мае. Андрей Сергеев: "На другой день прощались у Голышевых — посидели, как на дорогу, — обожавшая Иосифа Микина мачеха Лидия Григорьевна (Мики и Наташи не было в Москве), Марина, Маша Слоним, мы... Иосиф просил не приезжать в Ленинград на проводы".

Ещё несколько цитат:

Андрей Сергеев: "Иосиф на каком-то просмотре свел меня с Голышевыми, Микой и Наташей, и сказал:  —  Я  вас хочу по­знакомить, это самое лучшее, что я могу сделать".

Рамунас Катилюс: "Иосиф свел меня с упомянутым выше Микой Голышевым, своим московским близким другом; мы с Элей так сдружились с Голышевыми, что, приезжая в Москву, у них на Тишинской площади чувствовали себя как дома".

Виктор Голышев: "К слову, моя мачеха Лидия Григорьевна Малли тоже относилась к категории неблагонадежных, так как пять лет отбыла в лагере в Казахстане. А её бывшего мужа расстреляли. По возвращении из лагеря Лидию Григорьевну не хотели прописывать в Москве, она странствовала по Союзу".

golyshev5

Бродский с Машей Слоним. И другие фотографии того вечера

Collapse )
osen&#39;

Дали Мурочке тетрадь

У Чуковского была тяжёлая жизнь. Вырос без отца, дочка Мурочка умерла в 11 лет от туберкулёза, другая дочка чуть не потеряла рассудок, когда арестовали и расстреляли её мужа (физика Матвея Бронштейна), да и сама чудом избежала ареста, сын Борис погиб на фронте, и другого сына Чуковский тоже пережил. Утром, листая интернет, я наткнулся на несколько фотографий Корнея Ивановича с дочкой Мурой.

chuk

Внучка Тата (род. 1925) и дочка Мура (род. 1920).

Чуковский проводил с ней много времени, обсуждал с дочкой "искусство перевода", она вообще была хорошо образована. Писала стихи. В конце Мура попала в детский противотуберкулезный санаторий в Крыму. Зимой 1931-го написала стихотворение, начинающееся так (автограф под катом):

Я лежу сейчас в палате
Рядом с тумбой на кровати.
Окна белые блестят,
Кипарисы шелестят,

В автографе Мура пишет: "На размер царя Салтана".

Collapse )
osen&#39;

реализм и романтика

Дон Жуан

Постой!.. Сбежала,
Внучка Евы, род злодейский,
Чтобы юного нахала
Ублажать в углу лакейской!
Где мой блеск, где бал насущный
Ежедневных наслаждений!
А теперь девчонки скучной
Домогаюсь, бедный гений.
Зеркало! Ну что за рожа!
Кудрей словно кот наплакал.
Нет зубов. Обвисла кожа.

(Зеркало роняет на пол.)

mirror
osen&#39;

Быков приложил шестидесятые

<...>

И главное, чему прощенья нет, —
Что все уроки снова будут втуне,
И вынырнет какой-нибудь медвед,
Считавшийся потешным накануне, —
И будут «Журавли», и «Двадцать лет»,
И оттепель, и розовые слюни.

Девчонка, молодое существо,
Поверит в это преданно и жестко
Всей силою незнанья своего —
Вещунья, одиночка, вертихвостка.
Мне жалко только этого подростка,
А больше мне не жалко никого.

Да ещё с мандельштамовскими повторениями (дичок, медвежонок, Миньона). Впрочем, он и сам горазд (Ангел, девочка, Психея).
osen&#39;

Что скажу я об Антоныче

https://jenya444.livejournal.com/40235.html

В темное время дня
Мать просила меня:
– Митенька, помоги умереть.

В светлое время дня, оставшись одна,
Мать обращалась к окну, прося у окна:
– Господи, помоги умереть.

Но каждый из нас был в принципах строг,
Ни я не помог, ни Бог.
И мама молча лежала,
Держа на уме слова, запасенные впрок.

Пролежни, мази.
Тазики, склянки, клеенка.
Тряпки, зеленка.
Светлое время дней становилось темней.
Темное время дней становилось трудней.

Кончилось лето.
Дачные кошки котят народили.
Мать почуяла: вот он, срок.
И мать сказала:
– Прощайте, мои дорогие.
Успела сказать слова, запасенные впрок.

2000