Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

osen'

Унесённые ветром

В самом начале сентября 1864 года Скарлетт О'Хара бежала из оставляемой южанами Атланты. После неожиданного ухода Ретта Батлера она осталась за главную в компании, имея на руках почти умирающую Мелани после родов, её грудного ребёнка, собственного двухлетнего сына и инфатильную девочку-помощницу. Война продолжалась до весны 1865 года, и 20 марта 1865 года из осаждённого Ричмонда бежала ещё одна группа литературных персонажей (вы наверняка скажете, кто они), кстати, может и зря, потому что Ричмонд пал третьего апреля.

Это я уже несколько месяцев слушаю в машине "Унесённых ветром", получаю большое удовольствие. Но книжка совершенно огромная, не прослушал и полутора дисков из четырёх. Описывается жизнь, которая была и кончилась, и приятно, что кто-то смог описать её с любовью. Два наблюдения после первой четверти книжки (до бегства из Атланты). Сын Скарлетт практически не упоминается, кто им занимается, кто с ним играет - непонятно. Как будто его нет. Ну и у Ретта Батлера есть некие черты дьявола, ни одно происшествие, ни одно значимое событие в жизни Атланты не проходит без его участия или косвенного влияния. Как и подобает дьяволу, он с уважением относится к ангелу - Мелани.
osen'

Судя по фотографиям из Израиля

снег в Иерусалиме выглядит примерно как на картине Монтезина, подборки которого можно найти в журнале lilac2012. Некая слякоть. Мы в свою очередь на днях расчистили дорожку к почтовому ящику в три приёма, снегу навалило на несколько сяку. Кстати, если бы эта работа была написана в 1875 году, она стоила бы сейчас миллион или два. Но картина написана лет на пятьдесят позже и стоит раз в пятьдесят меньше.



Вот народ жалуется на современное искусство, где картина идёт вместе с табличкой, на которой написано, что хотел сказать автор; это часть произведения и существенно влияет на цену. А тут к картине прилагается табличка с примерным годом написания, не такая уж большая разница.
osen'

Одна из самых красивых улиц в мире

А на Тамбовщине сейчас, поди, июнь… Малиновки поют… Выйдешь, бывало, на дальний плес…

С. Довлатов

Автор не описывает действительность, он её выдумывает. Он пытается встроить существующую реальность в некий контекст своих эмоций и переживаний. Не то Антон Носик, не то Аркан Карив писали как-то, что пытались погулять по Венеции, используя творчество Бродского в качестве путеводителя, и как они регулярно попадали не туда, вроде улица есть, а направо (как сказано) не свернёшь, вроде церковь есть, но катеров с площади не видно. Но кому нужны эти детали, когда в памяти поют малиновки. Из Лосева:

Строя свои города, Иосиф сознательно отдавал предпочтение идеализирующему воображению перед памятью. По поводу своего стихотворения "На виа Джулиа" он говорил, что римская виа Джулиа: «Одна из самых красивых улиц в мире. Идёт… вдоль Тибра, за палаццо Фарнезе. Но речь не столько об улице, сколько об одной девице… Как-то я ждал её вечером, а она шла по виа Джулиа под арками, с которых свисает плющ, и её было видно издалека, это было замечательное зрелище. Длинная улица – в этом нечто от родного города, и от Нью-Йорка…» Красавица приближается из перспективы увитых плющом арок по виа Джулиа, которая существует только в идеальном городе-кристалле с гранями отблескивающими то Римом, то Петербургом, то Нью-Йорком. На настоящей виа Джулиа всего одна арка – она соединяет крыло дворца Фарнезе и церковь Св. Марии напротив. Далее тянется действительно довольно длинная, узкая и скучноватая улица.

Дело не только в улице, в полной версии комментария (из собрания Вайля) мы узнаём и про девицу:

Но речь не столько об улице, сколько об одной девице, которая работала тогда, в 85-м, кажется, году, на Юнайтед Пресс Интернейшнл, или что-то в этом роде - Теодора. Американка с византийским именем. Если уж человек не еврей, то зачем же сразу так? Очень была хороша собой, и мне казалась отчасти похожей на М. Б. Как-то я ждал ее вечером, а она шла по Виа Джулиа, под арками, с которых свисает плющ, и ее было видно издалека, это было замечательное зрелище.

Стихотворение написано в 1987, а девицы по-прежнему оцениваются по степени схожести с М.Б. Под настроение можно не только улицу, весь мир можно изменить.

На виа Джулиа
Collapse )
osen'

Как мать говорю и как женщина

Неожиданно оказалось, что многие осуждают вчерашний мирный договор, кто с левых позиций, кто с правых. Да и вообще - чем хорош договор, подписанный нелюбимыми лидерами. Но я по старинке вчера после работы отметил это дело, выпил клюковки. Всё-таки не каждый день такое бывает. И не каждое десятилетие.

peace

Стены старого города в Иерусалиме вечером 15 сентября.
osen'

Моральная снисходительность

В давнем (любопытном) тексте Ильи Симановского о Довлатове есть такой отрывок

Если присмотреться, по-настоящему неприятных персонажей у Довлатова нет, а те, что с натяжкой подходят на эту роль, – либо высокое начальство (те самые «первые ученики», по Шварцу), либо совсем уж конченые подлецы. Впрочем, даже на приветствие доносчика Гурьянова Алиханов отзывается «с неожиданным радушием» и срывается на него только после наглых нотаций («Каково мне было выслушивать это с похмелья!»). Не скрывая брезгливости к стукачу, автор немедленно предоставляет две версии причин его подлости – самого Гурьянова («Загремел по малолетству, органы вытащили») и Алиханова («Знаешь, почему ты стучишь? Потому что тебя не любят женщины...»). Обе версии не выдерживают критики, обе не меняют ситуации и всё же очеловечивают даже презренного Гурьянова. Что уж говорить о других. Моральная снисходительность – неотъемлемая  черта довлатовских книг. Довлатов подчеркнуто не давит нравственностью – он издевается над морализаторством, мало кого осуждает, не призывает читателя немедленно решать вечные вопросы. «Сама атмосфера монастыря невыносима для похмельного человека», - пишет он в «Заповеднике». Если отталкиваться от этого образа, можно сказать, что довлатовская проза – альтернатива строгому «толстовско-достоевскому» монастырю русской классики. Не отрицающая его, но дающая отдых усталому и похмельному.

С этой идеей можно поспорить. Вот отрывок из письма Ефимову (февраль 1979-го).

<...> Я «Метрополь» не читал. Уверен, что талантливо. И даже смело. Может быть, даже какой-то новый рубеж смелости. Но при том убежден — это не правда, не вся правда. Это, в лучшем случае, усовершенствованное сальто-мартале недомолвок и аллюзий. (Почти цитирую Игоря, «РМ».) Тут из Германии по радио выступал Окуджава. Позор! Взрослый мужчина невнятно бубнил о красотах Баварии. О серьезных вещах — ни звука. Это ли не рабство и галера? Сейчас помыслить жутко, что можно было так существовать <...>

Конечно, это из частного письма, а не из литературного произведения. Но судит он резко. Мол, вы - валяйте, по капле выдавливайте раба, а нам подставляй ведро! Тонкость в том, что Галич писал эти строчки про себя и в России. А Довлатов про других и уже уехав. Можно найти аналог и в его произведениях.

<...> Шкляринский работал в отделе пропаганды Лениздата. И довелось ему как-то организовывать выставку книжной продукции. Выставка открылась. Является представитель райкома и говорит:
– Что за безобразие?! Почему Ахматова на видном месте? Почему Кукушкин и Заводчиков в тени?! Убрать! Переменить!..
– Я так был возмущен, – рассказывал Шкляринский, – до предела! Зашел, понимаешь, в уборную. И не выходил оттуда до закрытия <...>

Спору нет, это и метко, и смешно. Но, отсмеявшись, замечу, что не выходить из уборной до закрытия это поступок, и далеко не каждый был на это способен. Обличить неправый суд было страшно и в 1988, что уж говорить про более ранние времена.
osen&#39;

стоят или лежат?

Музей искусств города Толедо (штат Огайо) встречает посетителей таким приветствием

IMG_2402

Маску надели на Антонена Пруста кисти Мане, Пруст между прочим был первым министром культуры Франции (с 1884 года, портрет - 1880 года), портрет висит в музее.

IMG_2352

Работа ничего себе, хотя в Пушкинском лучше. Главный вопрос вот в чём: картинки лежат на боку или стоят? У меня какие-то странности, ответьте, плиз.
osen&#39;

Он не коснётся твоих сомкнутых век

именно в тех местах Сислей открыл для себя эффекты изменения цвета на снегу
снег никогда не казался ему скучным
нежно просвечивающие сквозь его пелену розовые стены
и мягкая голубизна вдали,
почти сливающаяся с бледным зимним небом


Наталья Бродская, "Импрессионизм"

Лувесьен (фр.  Louveciennes) — муниципалитет во Франции, в регионе Иль-де-Франс, департамент Ивелин. Муниципалитет расположен на расстоянии около 18 км к западу от Парижа, в 7 км к северу от Версаля. В двух километрах находится город Марли-ле-Руа.

Википедия

Sisley3_1876a

Collapse )
osen&#39;

Максимализм

Идёт последний тур шахматного супертурнира в Вейк-ан-Зее. Уже вчера стало известно, что Фабиано Каруана досрочно выиграл это соревнование. И тем не менее, все партии последнего тура уже закончились, все уже отстрелялись, а Фабиано ещё играет, пытается выиграть ещё одну партию. Такая жажда игры была у некоторых великих, у Каспарова, у Корчного. Помню последний тур Вейк-ан-Зее 2000 года, партии Каспарова и Корчного закончились последними, Каспаров обыграл Полгар (тоже выиграв турнир заранее), Корчной - Пикета.

Интервью с Каруаной после предпоследнего тура

osen&#39;

Первые четыре месяца 1977 года были проведены

Мессерером и Ахмадулиной примерно так

После встречи в моей мастерской с Микеланджело Антониони в середине декабря 1976 года у нас оставались считаные дни до отъезда во Францию, куда нас пригласила Марина Влади и куда мы с Беллой должны были прибыть к католическому Рождеству. ... Мы собирались пробыть в Париже три месяца. ...  На вокзале нас встречала Марина Влади, и мы на ее машине двинулись в сторону rue Rousselet по парижским бульварам. ... Володя прилетел через три дня после нашего приезда. ... Володя старался найти выход своей энергии и предлагал какие-нибудь неожиданные проекты. Так он позвонил Шемякину и сказал, что через час мы будем у него. Для нас с Беллой это было особенно интересно, потому что мы с Шемякиным не были знакомы. И вот, вместе с Мариной и Володей, мы оказываемся у него в гостях. ... Проявлением этого интереса стал звонок Иды Шагал с предложением встретиться и показать нам работы ее отца, которые хранились у нее. Этот звонок был огромной радостью для нас. Ида познакомилась с Беллой во время первого приезда Беллы в Париж и теперь хотела возобновить знакомство. ... И Симона (Синьоре) слушала меня очень внимательно. И спрашивала: почему же в таком случае мы хотим вернуться из Франции на родину? Этого не понимали многие, и это стало основной темой нашей беседы с Эженом Ионеско. ... В ходе нашего пребывания в Париже мы были представлены господину Пьеру Кардену, который любезно предложил Белле провести ее вечер в знаменитом театре Espace Pierre Cardin в центре Парижа, на Елисейских Полях. Это выступление было назначено на конец марта. Был напечатан специальный плакатик с фотографией Беллы. Его можно было увидеть и на афишных досках, и на круглых рекламных тумбах, и на стенах метро. ... Затем состоялись выступления Беллы в Марселе, Тулузе и Ницце. ... После встречи с Шагалом мы из Ниццы поездом отправились в Женеву, где нас должна была встречать Наталья Ивановна Столярова, о чем мы договорились с ней в Париже. Конечной нашей целью было попасть к Владимиру Владимировичу Набокову. Возможность увидеть его будоражила воображение. ... После встречи с Набоковым у нас было десять свободных дней до предполагаемого выступления Беллы в Espace Pierre Cardin в Париже, и мы решили отправиться поездом в Италию. ... Все время, находясь во Франции, мы с Беллой продолжали думать о возможности поехать в США. Это было вызвано двумя обстоятельствами. Во-первых, Белла должна была присутствовать в Нью-Йорке на вручении ей диплома о присвоении звания почетного академика Американской академии искусств и литературы. Во-вторых, нам предлагали выгодный контракт на преподавание в UCLA (знаменитый Калифорнийский университет). Белла должна была проводить поэтические чтения и читать лекции о русской поэзии, а я — рассказывать о современном театре в России с показом слайдов. ... Английскую визу мы получили с легкостью, потому что у нас было приглашение из Кембриджа на Международный фестиваль поэзии. Дата нашего отъезда была уже близка: фестиваль начинался 14 апреля. И накануне дня рождения Беллы мы вылетели в Лондон. ... Оставшиеся в Лондоне дни мы занимались оформлением американских виз, имея на руках приглашение на работу в UCLA. Наконец, получив их, мы вылетели в США. В Нью-Йорке на аэродроме нас встречали друзья — Гаррисон Солсбери, знаменитый американский журналист и писатель, много сделавший для нашего приезда в Штаты, славистка Светлана Харрис (Клюге), ставшая впоследствии нашим ближайшим другом, Альберт Тодд, американский профессор-славист, преподававший в Queens college. Прямо с аэродрома мы приехали в дом друга Светланы Питера Спрэга, находившийся в самом центре города, в пятистах метрах от Центрального парка со стороны Ист-Ривер. ... Наш прилет в Нью-Йорк стал сенсацией. Это было время холодной войны, и практически из Советского Союза никто не приезжал, а тут такие известные фигуры, возникшие сначала в Париже, затем в Лондоне, а потом в Нью-Йорке. ... С Питером Спрэгом мы подружились, и я старался доставить ему возможную радость человеческого общения. ... Нас с Беллой очень интересовало, над чем работает Иосиф Бродский, а он, со своей стороны, был заинтересован в общении с соотечественниками, приехавшими из покинутой им страны. В Нью-Йорке мы постоянно встречались. Помню одну такую встречу в квартире Уильяма Джей Смита, на память о которой остались весьма любопытные фотографии, где запечатлены Белла, Иосиф, Миша Барышников и я. ... Мы сидели с Беллой и Иосифом, разговаривали, обсуждали спектакль и радовались Мишиному фантастическому успеху. Питер Спрэг, несмотря на то, что был очень богатым человеком, крупным промышленником, никогда в жизни не смог бы оказаться в таком близком соседстве ни с Жаклин Кеннеди, ни с Барышниковым, ни с Бродским. Он и его супруга были совершенно счастливы и благодарили нас за дружеское отношение. ... Когда через несколько дней мы с Форманом приехали в дом Джека Николсона, то попали в разгар вечеринки, когда в доме шло довольно бурное общение. ... Вечер был посвящен нашему с Беллой приезду в Штаты. Все интересовались подробностями нашего появления в Нью-Йорке. Мы рассказывали о перипетиях поездки, о том, что прилетели сюда без разрешения советских властей. Татьяна предложила Иосифу написать о Белле в журнал “Vogue”, и он с удовольствием согласился. Либерман обещал, что статья будет напечатана в одном из ближайших номеров. Но, к некоторому нашему сожалению, она появилась только в июльском номере, уже после нашего возвращения в Москву.


ahmad


В конце упоминаются обстоятельства появления статьи Бродского, https://jenya444.livejournal.com/571025.html